Политика как она есть

40 710 подписчиков

Свежие комментарии

  • Николай Попов
    Её авторитетная группа поддержки...Уволены 3 либерал...
  • Николай Попов
    По их делам узнаете вы них...Уволены 3 либерал...
  • Николай Попов
    Вы, уважаемый, абсолютно правы в отношении этой прозападной либерастки...Уволены 3 либерал...

О культе личности Путина. И ещё кое о чём

О культе личности Путина. И ещё кое о чём

События и их движущие механизмы

В жизни исследователя один из наиболее пронзительных моментов наступает, когда ему удаётся связать между собой совершенно разные, казалось бы, несовместимые явления единым механизмом. Такой момент довелось сейчас пережить и автору – чем он и спешит поделиться с вами, дорогой читатель.

Казалось бы, что может быть общего между теорией заговора, поисками теневой или мировой «закулисы» / власти, идеей рукотворности системных кризисов и формированием культа личности? Ан есть! Это понятие «корреляции». Непонятно? Вот в этом-то мы сейчас и разберёмся.

Для начала – немножко «философии». Наш мир непрост, и один из источников его сложности – это двойственная природа явлений, происходящих вокруг нас, а то и с нашим непосредственным участием. С одной стороны, это наблюдаемые нами факты: что-то изменилось. Например, «стена дома напротив окрасилась в красный цвет» или «у меня заболела голова». А с другой стороны, это механизмы этих изменений, причины, по которым они случились – и вот тут-то мы ступаем на зыбкую почву гипотез. Голова может заболеть из-за того, что человек устал, перенервничал, у него подскочило или упало давление, или, например, он просто ударился головой.

А стена стала красной потому, что её покрасили, осветили красным фонарём, а то и из-за пожара. И далеко не всегда эти механизмы можно обнаружить – разве что, с какой-то степенью достоверности, выявить в ходе профессионального исследования или следствия.

Вы никогда не обращали внимания на двойственность работы сыщика или следователя? С одной стороны, он ищет «следы» преступления – твёрдые факты: отпечатки пальцев, пулю и гильзу, следы ДНК подозреваемого. А с другой – занимается поисками эфемерного «мотива преступления». И доказательная база оказывается неполна, если один из этих элементов отсутствует. Очень часто «подставу» невиновного человека, при изобилии уличающих его «фактов», удаётся разоблачить именно из-за отсутствия у него мотива совершить данное преступление.

Казалось бы, какая связь между фактами и мотивами? И зачем он нужен, этот «мотив», когда хватает фактов? А фокус в том, что мотив позволяет выяснить «гипотетическую» сторону преступления – его замысел и механизм. Факты – это только результаты, проявления того или иного процесса работы этого движущего механизма. Доказательство оказывается полным только при наличии обеих сторон произошедшего преступления: и фактов (улик), и мотива (движущего механизма его совершения).

Такая двойственность нашего восприятия мира (наблюдаемые факты и скрытые, гипотетические механизмы) нашла отражение и в том, как мы воспринимаем сложные ситуации, как мы связываем между собой факты и механизмы. С фактами всё понятно: они связаны между собой местом (где они произошли – далеко друг от друга или рядом и т. п.), временем (когда они случились – одновременно или один после другого), параметрами (один проявился больше другого, например), а также вероятностью совпадения (каковы шансы, если случился один факт, то произойдёт и другой).

А как же мы связываем между собой движущие механизмы? Эти механизмы сами по себе сложны для восприятия – это гипотезы, которые следует придумать и принять на веру. А потому мы используем (для баланса) одну-единственную связь между ними – причинно-следственную. По принципу «если мы считаем, что здесь работает механизм А, то он вызывает работу механизма Б» или «препятствует работе механизма Б». Связь проста, но пользоваться ею довольно сложно – потому что сами механизмы скрыты от нас, потому что мы о них только догадываемся.

Действительно, механизмы мы можем «вычислить» только по косвенным признакам – по некоторым побочным фактам, которые происходят (или нет) при работе этих механизмов. Очень похоже на процесс врачебной диагностики: врач диагностирует болезнь (скрытый механизм) по его прямым и косвенным проявлениям (симптомам); и только правильно поставленный диагноз обеспечивает успех дальнейшего лечения.

К чему всё это? Да к тому, что люди, работающие с фактами, зачастую принимают корреляцию (частоту совпадения) фактов за причинно-следственную связь. А люди, работающие с гипотезами о механизмах происходящего, зачастую пренебрегают корреляциями. Такие вот профессиональные деформации. И их необходимо учитывать.

А почему «корреляция – не причинно-следственная связь»? Приведу простой пример.

В 1999 году исследователи из Кливлендского отделения ФРС задались вопросом: от каких факторов зависит благосостояние штата? Начали они с очевидных факторов – размер налогов, какая партия у власти в штате. Увы, корреляция благосостояния с этими факторами оказалась близка к нулю.

Тогда им пришло в голову «скормить» компьютеру всю доступную по штатам информацию в надежде найти факторы, коррелирующие с благосостоянием. Три года сбора и обработки информации по 49 штатам за более чем 50 лет дали свой результат. Оказалось, что лучше всего коррелируют с благосостоянием штата… количество выданных патентов и число дипломов о высшем образовании на душу населения. Казалось бы – ура! Понятно, на какие факторы нужно влиять, чтобы поднять благосостояние каждого штата в стране.

Но, увы, за прошедшие 20 лет ничего из этих результатов исследования выжать не удалось. Да, три фактора – благосостояние, патенты и дипломы – коррелируют. Но что это значит? Оказывается, тут «возможны варианты»:

  1. Высокообразованные и изобретательные люди своей деятельностью обеспечивают высокое благосостояние штата. Значит, чтобы повысить благосостояние, нужно людей учить и приучать к изобретательству.
  2. Люди с высоким благосостоянием могут себе позволить и хорошее образование, и свободное время для изобретательства. А что же влияет на благосостояние? Неизвестно.
  3. Изобретательные люди внедряют свои изобретения, обеспечивают высокое благосостояние себе и окружающим, и тогда могут себе и близким позволить хорошее образование. Значит, нужно больше изобретателей?
  4. Высокообразованные люди выполняют более высокооплачиваемую работу, чем повышают благосостояние, и позволяют себе «роскошь» изобретать. Тогда нужно учить людей и обеспечивать им высокооплачиваемые рабочие места?
  5. И образование, и изобретательность, и благосостояние зависят от одного и того же – всё ещё не выявленного – фактора. Где его искать и как убедить инвесторов, что нужно оплатить дальнейшие исследования?

Как видим, без выяснения причинно-следственных связей, основываясь только на корреляции, мы рискуем попасть впросак.

Профессиональная работа автора в течение многих лет была связана с выявлением и изменением механизмов происходящего. И каждый раз, читая или выслушивая «обоснованные фактами» неожиданные, нетрадиционные гипотезы, он ощущал некое неудобство: с одной стороны, «верится с трудом», а с другой – «а вдруг и вправду»? Особенно – когда не хватало знаний, времени или желания перепроверять логику доказательств. Ну и где-то там, в глубине мозга, что-то тихо подсказывало: «А вдруг и вправду всё не так, как казалось на первый взгляд?»

Но тут автора уличили (не напрямую, скорее, косвенно) в раздувании культа личности Путина. Мол, вот он какой в твоих текстах – всезнающий, всё наперёд просчитывающий, никогда не ошибающийся. Автор, правда, ничего этого не имел в виду, когда анализировал необъяснимые с точки зрения «здравого смысла» решения Путина – но, как когда-то сказал Владимир Высоцкий, «если слушатели увидели в этой песне и это (хотя я этого не имел в виду) – значит, это там есть». Так есть или нет? Пришлось разбираться в механизме создания культа личности – а заодно и в том, где ещё этот механизм работает.

О корреляциях

Подсказкой, как ни странно, послужил фильм «На гребне волны», точнее – ощущение, которое испытываешь, глядя со стороны, как опытный сёрфингист скользит по волне. Кажется, что он повелевает волной – настолько волна ему послушна. Но это – эмоция, и при малейшем размышлении понимаешь, что это волна повелевает сёрфингисту, как по ней скользить. Опытный сёрфингист подчиняется власти волны и скользит долго и элегантно. А неопытный проявляет своеволие – и волна его просто сбрасывает с себя.

При чём тут корреляция? Да ведь мы наблюдаем корреляцию двух факторов: сложного движения волны и элегантного движения сёрфингиста. А что здесь причина и что следствие? Это знают опытные сёрфингисты, а вот сторонним наблюдателям этого знать не дано. Можно только догадываться, т. е. высказывать гипотезы.

Гипотеза «волна управляет сёрфингистом» соответствует более широкому пониманию окружающего мира: стихии, в том числе волны, с большим трудом и не полностью поддаются управлению со стороны человека, да и усилий для этого нужно приложить немеряно. Потому эта гипотеза завоевала своё место в едином понимании людьми нашего мира, в человеческом Единомыслии. А вот гипотеза «сёрфингист управляет волной», с другой стороны, «греет нам душу»: ведь мы наивно верим, что Человек – царь Природы, её повелитель. Ну а то, что мы видим своими глазами, можно объяснить и так, и эдак.

Есть ещё один «нюанс». Гипотезы, противоречащие человеческому Единомыслию, представляются многим из нас (особенно если они не связаны напрямую с личным опытом и знанием) более привлекательными, потому что они могут открыть для нас новое, более адекватное и точное видение окружающего мира, сформировать новую парадигму понимания. И мы интуитивно выдаём таким гипотезам «индульгенцию на истинность»: мол, раз отрицает устаревшее, замшелое, привычное и надоевшее, значит – истина. Особенно если такие гипотезы подкрепляются фактами – либо всем известными, но не вписывающимися, при более глубоком анализе, в единую картину мира («Как же я это проглядел?»), либо малоизвестными («Ух ты, а я-то этого не знал!»). А всегда ли новая гипотеза, противоречащая «устаревшему» Единомыслию, достойна такой индульгенции? Оказывается, далеко не всегда.

Каковы требования к новым гипотезам, которые заслуженно занимают место старых гипотез?

Во-первых, новая гипотеза должна лучше и точнее объяснять известные факты, которые объяснялись старыми гипотезами. При этом не «отбрасывать» неудобные факты, если их существование не опровергнуто доказательно. Как, например, геоцентрическая гипотеза Коперника позволяла намного точнее и проще рассчитывать видимые с Земли траектории небесных тел, чем гелиоцентрическая гипотеза Птолемея.

Во-вторых, старые гипотезы (механизмы) должны войти в новую гипотезу как частный случай, если они не опровергнуты доказательно. Алгебра, хотя она во многом отличается от арифметики, но включает её как частный случай. Кроме того, новая гипотеза не должна противоречить фактам и гипотезам из других областей знания. Уязвимостью теории флогистона было допущение, что масса флогистона отрицательна, хотя до того не было обнаружено ни одного вещества с отрицательной массой.

В-третьих, новая гипотеза объясняет ранее необъяснимые факты теми же механизмами, какими объясняет известные факты. Например, теория окисления объяснила увеличение массы продуктов горения и коррозии присоединением к ним кислорода (как и другие химические реакции соединения) – а предшествующая ей теория флогистона, чтобы объяснить этот факт, использовала противоречащую всему опыту гипотезу «отрицательной массы» флогистона.

В-четвёртых, новая гипотеза объединяет единым механизмом явления, ранее считавшиеся несвязанными. Так, гипотеза флогистона впервые объединила единым механизмом такие разные (по тем временам) явления как горение, коррозию и пищеварение.

В-пятых, новая гипотеза должна более точно, чем старая, прогнозировать обнаружение новых (будущих) фактов. С этим у новых гипотез обычно труднее всего: и непонятно, что прогнозировать, и нужно ждать, пока сбудется или не сбудется прогноз. Но, безо всякого сомнения, это очень важный фактор проверки адекватности новой гипотезы.

Теории заговора и другие «жертвы корреляции»

Ну, хватит, наверно, ходить вокруг да около. Каким же образом теории заговора, поиски теневой или мировой «закулисы» / власти, идея рукотворности системных кризисов и формирование культа личности связаны со склонностью принимать корреляцию за причинно-следственную связь?

А связь простая – я даже удивляюсь, что раньше нигде не встречал её описания. Правду говорил один мой друг: «Степень собственной оригинальности прямо пропорциональна собственному невежеству». Со стороны видны два события – чаще всего, (а) какое-то объективно происходящее явление и (б) то, что какие-то люди в нём участвуют и даже получают от этого какую-то выгоду, иногда весьма немалую. Эти два события коррелируют, и потому воспринимаются взаимосвязанными. Какую связь легче всего вообразить? Естественно, антропоцентрическую: эти люди целенаправленно запустили это явление, чтобы получить выгоду. И просчитали его на 50 ходов вперёд, так, чтобы наверняка.

А иначе ведь быть не может! Попробуй просто так получить такую выгоду – ничего не выйдет! Значит, нужно преднамеренно спланировать и организовать процесс, который приведёт к получению огромной выгоды. Логично? Ещё как!

Под это описание подходят и теории заговора, и мировая власть, и даже рукотворность системных кризисов. В первом случае очень легко приписать бенефициарам произошедшего события умысел, планирование и исполнение – ведь они с этого события получили выгоду, пусть теперь сами доказывают, что они тут ни при чём. Не верите, что всё это было сделано нарочно (например, чтобы навредить мне лично)? Ну-ну…

На этом часто строится, например, первая (а зачастую и единственная) версия расследуемого убийства: кто наследник убитого – тот и замыслил убийство, и совершил или заказал его. Часто (но всё же не всегда) так и оказывается, кстати. Но это – в масштабе преступления, даже очень запутанного и сложного. А как только масштаб события выходит за пределы возможностей человеческого разума (с учётом физиологических ограничений мозга), тут надо к таким версиям относиться с существенной долей скептицизма.

Мировая закулиса или мировая власть – вообще благодатная тема для фантазий. Во-первых, эта власть всегда скрыта от посторонних глаз, и никто не знает, кто входит в эту властную элиту. Во-вторых, как говорят математики: «О пустом множестве можно говорить что угодно». Например – что эта закулиса мифически богата (не «сказочно», а в газиллион раз больше!) и получает выгоды от всего, что в мире происходит. Просто от каждого чиха. В-третьих, эта элита настолько хитра и умна, что всё происходит в этом мире только так, чтобы приносить ей выгоду – и никак иначе. А значит, сугубо по их воле. И ничего доказывать не надо, потому что это по определению недоказуемо.

Чуток сложнее ситуация с системными кризисами. Автору довелось повозиться с некоторыми из недавних системных кризисов, а сейчас он полностью погружен в прогноз нынешнего Глобального Кризиса. И вот что интересно: если аккуратно пользоваться бритвой Оккама (дабы не порезаться), каждый раз выясняется, что кризис произошёл по объективным причинам, не зависящим ни от кого лично, ни от какой сколь бы то ни было могущественной группировки. Причина эта – общечеловеческое Единомыслие.

Например, Единомыслие в течение многих тысяч лет говорило нам, что транспортировать людей и грузы по населённому пункту (селу или городу) можно только с помощью лошадей или волов. Другого варианта даже не рассматривалось. Ой, да, встречались иногда «городские сумасшедшие», ездившие на вонючих и вечно взрывающихся «автомобилях», но они, как и положено, вызывали только насмешки.

Но вот в конце 19-го века некоторые города (Лондон, Париж, Нью-Йорк, Сан-Франциско и др.) начали безудержно разрастаться в мегаполисы. Чем больше рос город, тем больше его населению требовалось транспортных услуг: передвигаться самим, перевозить свои вещи, доставлять товары, вывозить мусор и отходы. В 1890 году Нью-Йорку требовалось ежедневно сто тысяч лошадей, и предела этому росту не было видно.

Но на пути этого роста встала «дурно пахнущая» проблема: каждая лошадка роняла на дорогу 12–15 кг навоза в день. Пока речь шла о десятках или сотнях лошадей, эту неприятность можно было пережить. Но когда лошадей на улицах города сто тысяч, то в день на этих улицах остаётся до полутора КИЛОТОНН навоза. И это – в один день. А назавтра – ещё полторы килотонны. И так каждый день, без праздников и выходных. Не зря прогнозисты утверждали, что к 1930 году улицы Лондона будут покрыты трёхметровым слоем навоза – и они, наверно, занизили эту толщину…

Запахи, мухи, антисанитария – можете себе представить масштабы этого бедствия. В 1892 году под Нью-Йорком собрали десятидневную конференцию градостроителей – с одним вопросом на повестке дня: «Что делать с навозом?» На третий день конференцию закрыли – небывалое в истории событие! – потому что участники единогласно признали проблему НЕРАЗРЕШИМОЙ.

Это был системный кризис. На это указывают три главных признака:

Первое, кризис возник в формате неразрешимой проблемы. Такие проблемы называют дилеммами или противоречиями. В данном случае дилемма звучала так:

Для дальнейшего роста мегаполисов необходимо увеличивать поголовье используемых для транспортных нужд лошадей…

…но увеличивать поголовье лошадей нельзя из-за неудержимого роста количества навоза на улицах городов, вызывающего санитарные и другие проблемы.

Второе, этот кризис был вызван Единомыслием: все считали, что транспорт в черте города должен быть ТОЛЬКО гужевым. А значит, применение лошадей для удовлетворения транспортных нужд населения мегаполисов было обязательным.

Третье, этот кризис был неразрешим в рамках существующего Единомыслия, а значит, его разрешение должно повлечь за собой коренные изменения в жизни людей. Мы знаем, что этот кризис разрешился в 1913 году, когда Генри Форд начал массово производить грузовики Форд Т. Эти грузовики могли возить людей и грузы, сколько угодно стоять под погрузкой и разгрузкой, но при этом они не роняли на дорогу ни грамма навоза.

Да, окончательное разрешение кризиса заняло несколько лет – но с момента, когда транспортники перешли с повозок, запряжённых лошадьми, к грузовику, судьба кризиса была решена раз и навсегда.

Как видим, кризис, хотя и скрывался в головах людей, но возник по объективной причине, не зависящей от воли и желаний ни одного человека, ни одной сколь угодно могущественной группы людей. Можно ли вообразить, что этот кризис был рукотворным, что он был создан по замыслу тех, кто в конце концов получил немалую выгоду от его разрешения? Разве что в горячечном бреду…

Вот во что можно поверить – это в то, что нашлись люди, которые предложили (осознанно или случайно) некое решение, позволяющее устранить возникший кризис. Трудно предположить, что Генри Форд бился над организацией серийного производства автомобилей, ставя перед собой цель разрешить Великий кризис конского навоза (так его называли в то время!). Он занимался созданием и развитием собственного бизнеса, реализацией собственных идей. Но получилось так, что его инновация сумела разрешить неразрешимый кризис и навсегда убрать с улиц городов килотонны конского навоза. А заодно его инновация неплохо обогатила его – и его последователей, производителей автомобилей.

Но обвинить его и других автолюбителей в том, что они сознательно спланировали и организовали этот кризис, чтобы «продвинуть» свой бизнес? Вряд ли у кого повернётся язык. Уж очень бессмысленно выглядит такое обвинение. Уж очень очевидна его бессмысленность.

В финансовых делах всё не столь очевидно, особенно для далёкой от этой сферы публики. Потому намного легче заявить, что финансовые и экономические кризисы, время от времени (а с некоторых пор – практически непрерывно) сотрясающие то одну, то другую страну, а то и весь мир – плод преднамеренной, спланированной деятельности неких «финансовых воротил». Вот только более-менее масштабный кризис – это, в первую очередь, турбулентность, хаос, и «просчитать», куда этот хаос выведет, можно чаще всего «задним числом». Бывают, конечно, случаи, когда целью злоумышленников бывает именно установление хаоса, а не его завершение – тогда умышленная организация кризиса может иметь место. Как это было, например, с уничтожением Ливии: её просто «выбомбили» в хаос, да так и оставили. Кто из организаторов этого кризиса сумел «погреть руки» на его результатах? Трудно сказать… Выиграли они именно что от самого хаоса.

Хаос, особенно крупномасштабный, очень трудно создать и запустить. Однако им сравнительно легко управлять. Хаос приводит обычно устойчивые структуры в состояние неопределённости и неустойчивости, и иногда достаточно небольшого усилия, чтобы получить большой результат. Обычно такие действия, предпринятые мастерски и сознательно, и воспринимаются со стороны как умышленное создание хаоса для достижения каких-то целей. Но это и есть главная ошибка: воспринять умелое скольжение по волне, использование её движения за «управление волной».

Так что, когда вам расскажут в очередной раз, что какой-то крупномасштабный системный кризис был кем-то задуман и организован, отнеситесь к такому заявлению с долей здорового скептицизма.

Культ личности

Ну, а на закуску вам – культ личности, как он возникает из-за того, что мы склонны принимать корреляцию за причинно-следственную связь.

Что такое «культ личности»? Интернет предлагает, например, такое определение:

Культ личности — возвеличивание отдельной личности (как правило, государственного деятеля) средствами пропаганды, в произведениях культуры, государственных документах, законах.

Утверждается, что личность имеет многочисленные таланты во всех областях человеческой деятельности, ей приписывается необычайная мудрость, способность предвидеть будущее, выбрать единственно правильное решение, определяющее процветание народа и др.

Если так, то статьи о том, как понимать необъяснимые решения Путина, вполне подпадают под это определение: ну да, «необычайная мудрость», «способность предвидеть будущее» и т. д.

На самом-то деле, конечно, культ личности Путина реально существует – но не в России, а в Европе и США: ему уже много лет приписывают реально Божественное всемогущество (а это главный элемент культа личности; иначе – зачем личности все «многочисленные таланты»?). Это же никто иной как Путин избрал, а потом, наверно, и сверг Трампа. Это он заставил американских бизнесменов и политиков поднимать цены на автозаправках и в магазинах. Это он заставил европейцев покупать газ по «рыночным» ценам и ввергает Европу в нищету. Великий и всемогущий!

А тут ещё и гипотеза автора о том, что Путин принимает свои стратегические решения, базируясь на ясном знании о том, к какому будущему должен прийти мир по завершению нынешнего Глобального Кризиса. И потому принимаемые им решения можно рассматривать как единственно правильные и определяющие процветание российского народа.

Так как же? И вправду автор раздувает культ личности Путина? Начнём с того, что автору в этом деле далеко до «не аффилированных», «независимых» и «неполживых» западных СМИ. Так что «вклад» автора в «нерукотворный постамент», даже если он существует, весьма мал.

Начнём с того, каким образом культ личности связан с корреляцией. Вернёмся снова к образу сёрфингиста: всё выглядит, будто он обладает сверхъестественными способностями управлять волнами, но на самом деле он управляет только собственным телом, реагируя на малейшие изменения в поведении волны и приспосабливаясь к ним. Да, он это делает элегантно, и стороннему наблюдателю не видно, какого напряжения это стоит сёрфингисту.

Когда политик, своевременно реагируя на малейшие изменения ситуации внутри и вокруг его страны, приспосабливается к этим изменениям и принимает решение, которое потом оказывается верным и работающим на процветание народа, легко уверовать в то, что политик обладает сверхъестественными способностями: умеет предвидеть, а то и вызывать «благоприятные» для него изменения, а потом использует их для принятия «единственно верного» решения.

Если внимательно перечитать описание этих «сверхъестественных способностей», становится ясной их неадекватность в большинстве реальных случаев. Предвидеть события, происходящие на многомерной шахматной доске, обычно довольно трудно – разве что удаётся заметить некоторые тенденции. Вызывать какие-то серьёзные события с требуемыми последствиями, особенно на международном уровне, иногда удаётся – но чаще всего они случаются в результате столкновения множества несовместимых интересов. Ну а чтобы эти спровоцированные события дали благоприятный результат – это случается ещё реже. Куда чаще профессиональным, опытным политикам удаётся своевременно отреагировать и повернуть происходящее себе на пользу. Да и решения выглядят «единственно верными» только из будущего, когда уже известны их результаты и их последствия. А когда они принимаются, никакой определённости ни у кого нет: иногда можно «просчитать» непосредственные результаты, да и то если учесть все возможные противодействия, а уж о последствиях лучше не говорить. Такая неопределённость стоит множества седых волос тем, кто вынужден принимать такие решения…

Так что культ личности возникает как элемент веры в стабильность окружающего мира. Людям, жизни которых зависят от адекватности политиков, легче уверовать, что ими правят люди с особенными, а то и сверхъестественными способностями. Те решения политиков, которые приводят к улучшению жизни, засчитываются этим политикам; а решения, приведшие к ухудшению, списываются на «плохих подчинённых».

Но откуда взялся на Западе культ личности Путина? Это, вообще-то говоря, весьма уникальное явление – когда иностранцы создают культ личности политика. Здесь механизм создания культа личности более сложный.

В условиях системного кризиса западные политики, играя на сценарий «выживет миллион элиты и миллиард рабов, и жить будем по-прежнему», принимают решения и совершают действия, ведущие только к ухудшению жизни своих и других стран. Такие решения и действия, оказывающиеся из-за кризиса ошибочными, нужно как-то оправдать, и для этого легче всего свалить их на чьё-то враждебное влияние. В качестве «обвиняемого» выбрали Россию и её лидера – Путина, ведущего политику, направленную на независимость от Запада.

Пока это касается внешнеполитических событий, это представляется нормальным: ну да, столкнулись несовместимые интересы, и кто-то оказался ловчее и сильнее. Но когда приходится сваливать на «врага» события, происходящие внутри страны – проваленные выборы президента, неостановимую инфляцию, неудержимый рост цен на жизненно важные товары – невольно у населения формируется образ какого-то сверхъестественного существа. Иначе как сверхъестественными способностями и возможностями не объяснить такое мощное влияние на внутренние дела.

Выбрали Трампа – это «происки Путина». Значит, Путин и его агенты уже проникли в «святая святых» демократии – в избирательную систему. Путин вызвал рост цен – значит, он захватил в стране власть над независимыми бизнесменами и банкирами; даже американскому Президенту такое не по силам! Путин, не пошевелив пальцем, вызвал космический взлёт мировых цен на газ – значит, он уже вошёл в тайное мировое правительство, управляющее глобальной экономикой. Он и впрямь всемогущ и всесилен! И ни один мировой лидер не способен ему противостоять.

Вот вам и культ личности. Он формируется корреляцией: всё, что приводит к ухудшению положения Запада, играет на руку Путину и его политике; значит, все ухудшения в жизни Запада – его рук дело – а значит, он всемогущ, как Господь Бог!

А что же автор? Он и впрямь желает внести свой вклад в эту новомодную мировую религию? Отнюдь. Как раз наоборот: автор ищет, что может помочь нормальному, а не сверхъестественному человеку принимать неожиданные и при этом правильные решения, приводящие к улучшению ситуации в стране и в мире. Иными словами – некое уникальное знание, которое «подсказывает» такие решения. Речь идёт о знании, методе, мировоззрении, которое коренным образом отличается от современного Единомыслия, «здравого смысла». В условиях современного Глобального Кризиса, таким знанием, методом, мировоззрением становится знание о том, каким будет мир после кризиса – если события пойдут по сценарию выживания человеческой цивилизации, и о том, что нужно сделать, чтобы события пошли именно по этому сценарию и не скатились в самоубийственный сценарий «выжившего золотого миллиона и миллиарда рабов».

Вот и получилось: если мы «подставим в уравнение» это новое знание, многие решения Путина, казавшиеся необъяснимыми, могут быть логически объяснены. В этом – суть гипотезы, высказанной автором. И никаких «сверхъестественных свойств», никакого культа личности.

Автор своими исследованиями показал, что в получении такого знания нет ничего сверхъестественного – оно получается, «вычисляется» вполне логичным анализом происходящего. Если это удалось автору – это знание может найти любой человек, обладающий нужным знанием и аналитическим умом. В предположение, что Путин и его штаб обладают этими свойствами, что они над этим работают уже давно, ничего невероятного нет. Россию ввергли в нынешний кризис более 30 лет назад; благодаря её разграблению, Запад выиграл для себя время и вступил в этот кризис «с запозданием».

Известно, что Путин, придя к власти, предпринял невероятные усилия, чтобы вытащить страну из кризиса, в который она попала во времена перестройки. Для этого ему нужно было задуматься, как должна измениться жизнь после кризиса. Было очевидно, что она не вернётся «на круги своя», ни в «поздний социализм», ни в «капитализм» — Россия наелась и тем, и другим по горло. А куда? Невозможно поверить, что Путин все эти годы спонтанно реагировал на разные события, не имея чёткого плана, куда идти и что делать. Результаты говорят сами за себя.

Как видите, предположение, что Путин «в курсе», куда вести корабль «Россия», не лишено логики. Что он прекрасно понимает, куда ведут мир его «западные партнёры», он тоже неплохо знает. Ну а то, что он никому не рассказывает о своём стратегическом видении – это очевидно. Стратегическое – значит, тайное. Это автор может всем рассказывать о кризисе и прогнозе, а ответственному политику об этом говорить «открытым текстом» не пристало. Хотя… надо бы всерьёз с этой точки зрения изучить публичные выступления Путина. Он простым и ясным языком объясняет, что и зачем он делает – и тем самым «вербует» себе сторонников среди тех, кто готов его слушать и слышать. Так что и тут, похоже, особой тайны нет. Имеющий уши, да услышит.

Так о чём это автор? Зачем всё это было писать? Чтобы дать вам, мои дорогие думающие читатели, ещё один инструмент для думания и для критического восприятия всего, что вам говорят, пишут и объясняют, всего, чем формируют ваше воззрение на этот мир – мировоззрение. В том числе, кстати, и для критического восприятия всего, что пишет автор.

С уважением к вам, KapraZ.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх