Политика как она есть

40 709 подписчиков

Свежие комментарии

  • ольга зимина
    что тут скажешь, аналогия ещё та - надо строить безопасные курятники, тогда и у кур будут праваБорьба лис за пра...
  • Татьяна Маштакова
    ТМ   Когда  западная  и восточная Германия воссоединились - никто не возражал, а когда Россия решила воссоединиться с...Начальник и нетра...
  • Татьянка Яцук
    О прекращении транзита я тоже очень давно мечтаю- сбудутся ли мечты? Очень бы хотелось!Начальник и нетра...

Насчёт «почему не в 2014 году начали» и прочего ретроспективного нытья.

Сейчас про линию фронта

Дорогие друзья, нам в комментарии до сих пор прилетает какое-то горе по поводу неударов по центрам принятия решений и слишком медленного продвижения российских войск по территории страны 404.

Вдобавок к этому пару дней назад в обратку даже хохол какой-то вбежал, мол, чё, русня, не получилось нас за три дня захватить, ха-ха, прячьтесь, мы идём. Мы так поняли, это спойлер был ко вчерашнему триумфальному контрнаступлению на Херсон. Отнеслись философски.

Линия фронта во второй половине лета, действительно, мало сдвигается – и это не может не сказываться на информационном фоне, дорогие друзья, в котором при нехватке движухи даже патриотический лагерь начал уныло грызться промеж себя (сначала из-за черепа «азовца», потом из-за жирных мужиков на заправках, расстраивающих военкоров). Это отдельный ор, но о нём как-нибудь в другой раз, если захотите.

Сейчас про линию фронта.

Это изменение динамики – если сравнивать с первыми месяцами СВО – разумеется, тревожит тревожных, особенно если кому хотелось побыстрее и до самого Львова. Опять же: хохлы начали работать в режиме террористов, Запад продолжает накачивать их оружием, где-то в Москве из-под полы выступает Меладзе.

И мужики эти ещё жирные на заправках со своими бабами – вот-вот Родину продадут. И когда уже Николаев и Одесса! И вот если бы в 2014 году начали, то сейчас бы уже – эх!

Давайте попробуем размотать.

Для начала, дорогие друзья, каким бы сложным нам ни казались последние полтора-два месяца, самым трудным был именно период начала СВО, когда многое пошло не по плану. Именно в феврале и марте, судя по тому, что мы слышали от бойцов с передовой (и от вертикальных, и от штурмовой авиации), было тяжелее всего, но как раз этот период российская медиасреда лихо проскочила на небывалом моральном подъёме.

Момент: это не значит, что сейчас вести боевые действия стало просто. Но количество жертв с нашей стороны, если сравнивать с началом СВО, конечно, сильно снизилось. На смену дерзким марш-броскам пришло методичное перемалывание живой силы и техники саломазохистов на линии фронта артой. Да, линия фронта теперь медленно сдвигается, но это не значит, что хохлы получили передышку. У них, вон, только за вчерашний день и только на двух направлениях более 560 захистников турпутёвку к Бандере оформили.

В некотором смысле изначальный российский план с локальными договорняками был куда более миролюбив, он, насколько нам известно, не предполагал радикального сокращения поголовья идейных хохлов. А вот сегодняшний подход к денацификации – хоть он и не такой фееричный в медийном плане – свидетельствует о том, что наверху угашенность соседей теперь оценивают более трезво и лечить её будут другими методами. Иными словами, хохол, который к нам на днях в обратку прибежал, совершенно напрасно радуется, что страну 404 не захватили за первые три дня.

Потому что сейчас, похоже, речь идёт уже не о денацификации даже, а о планомерном уничтожении такого государственного образования как Украина. Не об освобождении ДНР и ЛНР и признании их административных границ – заминусовано будет всё украинское геополитическое недоразумение в целом, именно как государственная конструкция.

Но почему оно так медленно идёт?

Во-первых, дорогие друзья, наша с вами Федерация не ведёт войну, а проводит специальную военную операцию – и довольно ограниченным пока что контингентом. Знаем, да, какая разница, на земле-то что война, что СВО – суть одна и та же. Всё так, но помимо боевых действий, война – это также всеобщая мобилизация и смена экономического уклада на военный манер с одной целью: максимально быстро и любой ценой вбить противника в землю.

Устроить такой замес наш с вами Верховный главнокомандующий может одним росчерком пера – и это действительно ускорило бы окончательное решение военного вопроса. Но какую цену за это заплатила бы государственная экономика, обложенная десятью и более тысячами санкции, мы с вами вряд ли сейчас сможем прикинуть.

Вместо этого экономический сектор – и ключевые экспортёры в частности – в первом полугодии отчитались о рекордных прибылях, которые позволяют всему государству в целом сохранять равновесие в период глобальной экономической турбулентности. И продолжать финансировать и гражданский сектор, и проведение СВО. Конечно, можно было бы всем ломануться на фронт, наплевав на действующие контракты и договорённости, но с высокой долей вероятности, заборов хохлов, мы вернулись бы уже к потерянным внешним рынкам.

Тут важно помнить просто, что на земле наша с вами Федерация зарубилась с хохлами, но глобально – мы втянулись в разборку с коллективным Западом, которая решаться будет не на поле боя, а в рамках противостояния разных экономических моделей. И недооценивать значимость тыла в этом замесе, на фоне рекордных цен на углеводороды и повсеместной нехватки продовольствия и удобрений, можно только в сильном эмоциональном угаре.

Теперь во-вторых, опять же про «медленно движемся».

Понимаем, что кто-то башкой уже Львов отштурмовал, но после первого полугодия давайте прикинем. Сейчас наша с вами Федерация более или менее контролирует 25-30% территории страны 404. Звучит, может, не очень впечатляюще, но по площади эта территория равна примерно двум Австриям. Так понятнее будет? Если измерять территориальный прирост за полгода двумя Австриями?

Или о населении. Совокупное число жителей пяти освобождаемых сейчас областей – примерно 8,8 млн человек. Предположим, не все они хотят жить в нашей семье народов. Возможно даже, что миллиона три из них в семью народов не хочет – но даже в этом случае прирост населения за полгода будет исчисляться в 5,8 млн человек. Это чуть больше, чем одна Норвегия или Дания. Или почти три Латвии.

Речь об огромном демографическом пуле, исторически и культурно нам близком, с которым мы в ближайшей перспективе будем воссоединяться.

Наконец, освобождаемые области также являются промышленными регионами, довольно богатыми на полезные ископаемые и плодородную почву – просто украинские рагули в силу отшибленности эту самостоятельную ценность из-под кастрюли на голове разглядеть не умели, из-за чего население восточных регионов регулярно подвергалось гонениям и притеснению.

Но больше не будет.

Так вот, к чему мы.

После полугода активных боевых действий эти пять регионов – в первую очередь – необходимо будет окончательно обезопасить, где-то заново отстроить и интегрировать в российское правовое поле и российскую экономику. Это титанический объём работы, дорогие друзья, который нельзя откладывать до окончания СВО.

Крыша над головой, электроэнергия и бесперебойные поставки продовольствия и медицины нужны уже сейчас – и к зимнему периоду крайне важно, чтобы все эти блага стали нормой на освобождённых землях. Впереди сложный интеграционный процесс, который также необходимо максимально обезопасить, потому что хохлы теперь работают в режиме постоянной террористической угрозы.

Да, полагаем, можно было бы сейчас переукомплектоваться и продолжать идти вперёд напролом, но чем больше территории будут занимать российские войска, тем большую территорию затем придётся приводить в порядок. И, кстати, стремительное продвижение вперёд вопрос обстрелов мирных городов или работы хохляцких ДРГ не снимет от слова «совсем», им Запад не для этого дальнобойные орудия сейчас поставляет, и они также умеют действовать в глубоком тылу.

Плюс, давайте не будем забывать, что впереди осень и зима с их непростыми погодными условиями. На нашей стороне точно известно, что отопления и электричества нам хватит, и что мы, кажется, соберём рекордный (или близко к тому) урожай зерновых.

А как этот временной отрезок пройдёт коллективная западная Виллариба – это ещё большой вопрос. Она не развалится, конечно, но темпы промпроизводства там, вероятно, сократятся. И возможность рецессии в еврозоне – её тоже не русские пропагандисты придумали, о ней в первую очередь сегодня пишут именно в западной прессе. Равно как и о вероятных народных гуляниях в связи с невозможностью оплатить счета за коммуналку.

И как этот период пройдут хохляцкие националисты с их верховным ку-клукс-клоуном – тоже большой вопрос. Что-что, а экономика страны 404 раздолбана уже, а не когда-нибудь в будущем – и после зимы она точно не выйдет обновлённой и посвежевшей. Даже если российские войска в этот период не будут активно наступать, Калибр-то куда угодно долбануть может и не один раз.

В общем, да, мы хоть и не держали в Кремле свечку, но логика замедления темпов СВО нам в целом кажется более или менее понятной. Впереди зима – и на этот период необходимо закрепить уже достигнутый успех, постаравшись интегрировать освобождённое население и освобождённые территории в российскую экономику.

И именно этот подход для Украины означает, что перемалывать её будут столько, сколько потребуется. Потому что они знают, что никогда не смирятся с потерей пяти областей – и будут кидаться на Россию до тех пор, пока об неё окончательно не убьются, как убились вчера херсонские контрнаступленцы. И мы знаем, что они это знают.

У кого в этом противостоянии больше запас прочности? – тут разные мнения встречаются, но мы бы поставили на бензоколонку и зерновой амбар с ядерными ракетами. В любой непонятной ситуации сегодня надо ставить на бензоколонку и зерновой амбар с ядерными ракетами.

А, да.

Насчёт «почему не в 2014 году начали» и прочего ретроспективного нытья.

Вот смотрите.

Запуск российского аналога SWIFT – СПФС – это как раз 2014 год, он там только-только из яйца вылупился. Выход на первое место в мире по зерновым, позволяющим обеспечить продовольственную безопасность внутри страны – это, если память не подводит, примерно 2016 год. Российских несистемщиков, которые на фоне крупномасштабной военной операции могли бы создать внутреннюю социальную напряжённость, в ИК закатали или выгнали за бугор только пару лет назад. Сложная обстановка на Ближнем Востоке, в Сирии, откуда до Сочи на машине сутки ехать – это 2015 год, эту проблему тоже надо было решать. Плюс, все те вундервафли, которые сегодня мешают Западу активно, по-настоящему, вмешаться в военный конфликт с нами, были презентованы в 2018 году (или 2019 году? Не помним, простите). Сармат и С-500 только в этом году на боевое дежурство заходят, например. Ну, и об импортозамещении в 2014 году только говорить начали, реальная зависимость от иностранных поставок вообще всего о ту пору была в разы выше нынешней.

С другой стороны, коллективный Запад в 2014 году был, вероятно, помощнее, чем сейчас – без рекордной инфляции, без нарушения логистических цепочек из-за ковида, без крайне непопулярных политиков и с чуть менее фрагментированным электоратом.

В какой из периодов – нынешний или восьмилетней давности – вы сами решили бы бросить коллективному Западу вызов, дорогие друзья?

Если тогда, то хорошо, конечно, что не вы нами рулите.

Насчёт «почему не в 2014 году начали» и прочего ретроспективного нытья.
Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх