Политика как она есть

40 710 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктор Муравьев
    Давать соседям под картошечку нельзя ни метра. Потом их не выставишь по хорошему, только со скандалом. И затем у вас ...О природных ресур...
  • Александр Лисовский
    Вы правы ! Это ПШИК . Их там не трое,  а тысячи . Во всей РФ всю культуру подмяли эти негодяи и начинать надо с минис...Уволены 3 либерал...
  • Александр Доронченко
    Цены в магазинах не могут следовать курсу валют!!! На всё нужно время. И курс рубля идёт на снижение к своему истинно...Либерда: курс дол...

Как понять решения Путина (4)?

Как понять решения Путина (4)?

Нам осталось разобрать ещё два выглядящих необъяснимыми решения Путина. Их, конечно, намного больше, но пока мы сосредоточимся на том, что выявлено. Надеюсь, что, столкнувшись с чем-то необъяснимым в действиях России, Вы, уважаемый читатель, сможете использовать предложенный Вам инструмент, чтобы самостоятельно разобраться в причинах происходящего.

Сегодня мы начнём с того, что Россия, вопреки любой экономической логике, несколько лет назад предприняла попытку создать или восстановить сложную структуру промышленности и провести по возможности полное импортозамещение, сначала в стратегически важных, а затем – и в других областях экономики.

Экономическая логика, навязанная России 30 лет назад, предлагала участие в единой глобальной системе разделения труда. «Ну зачем на каждом заводе производить всё, от гвоздей, винтов и гаек до автомобилей, если разделение труда обеспечит намного большую прибыль? То же самое: зачем в каждой стране производить всё, когда каждая страна может специализироваться на тех или иных компонентах и товарах – это намного выгоднее!»

Да, «намного выгоднее», пока не…

Во-первых, пока в этот процесс разделения труда не включится международная конкуренция. Когда новых конкурентов нужно не включать в единую ткань экономики, а давить.

Вплоть до полного уничтожения. Это – то, что произошло с промышленностью практически на всей территории бывшего Советского Союза.

Во-вторых, пока не случится «ссора» с главным игроком единого глобального рынка – США. Потому что вдруг оказывается, что «виновному» можно не поставлять важные компоненты, материалы и технологии, пока не будет вести себя «как положено». Потому что вдруг выясняется, что стратегически важные товары производятся «где-то там», и доступа к ним больше нет.

Сторонники экономической логики на всё это отвечают просто: «А вы ведите себя хорошо, и всё будет путём!» Однако в какой-то момент всё равно приходится «ссориться», потому что «хорошее поведение» однозначно ведёт к полному исчезновению страны. Я ещё помню активные обсуждения в различных интернет-сообществах, на какие именно части распадётся Россия, какие у этих частей будут названия, флаги и деньги. Не обсуждалось при этом «если», только «когда». И это было очередным естественным (!) шагом по пути «хорошего поведения» в рамках концепции глобального рынка.

Эта концепция навязывает всем вокруг единственную логику принятия решений – логику экономической выгодности. Если это экономически невыгодно, значит, этого не следует делать. Но всегда ли эта логика верна?

Вспомнилась одна история из прошлого века. Когда в СССР началась индустриализация, она шла, в основном, в Европейской части страны, поближе к источникам сырья, энергии и квалифицированной рабочей силе. Однако, одновременно со строительством новых предприятий, происходило нечто непонятное. На Урале и за Уралом, параллельно с этим, строились так называемые «дублёры»: фундаменты, дороги, коммуникации. Совершенно экономически бессмысленное расходование и без того ограниченных ресурсов. В те времена использовались даже более жёсткие слова: «разбазаривание» и «вредительство». Но почему-то за такое экономически бессмысленное деяние никого не обвинили, не посадили. Как же так?

А потом началась Великая Отечественная война. Если взглянуть на неё с «чисто экономической» стороны, план «Барбаросса» был единственно верным решением для Гитлера: захватить весь промышленный потенциал СССР (от западной границы до Урала). А Красная Армия, вместе со Сталиным и всей советской властью, без производства боеприпасов и вооружений может «до скончания века» сидеть за Уралом.

Но этот гениальный план рухнул из-за того, что каждое предприятие имело свой детальный эвакуационный план и, в большинстве случаев, успешно его выполнило. И приезжали эти предприятия не на пустое место,  а на свои дублёры. Оборудование устанавливалось на готовые фундаменты, подключались к уже готовым коммуникациям, по уже готовым дорогам подвозилось сырьё и материалы и вывозились произведенные изделия. Станки начинали работать под открытым небом, стены возводились и крыши крылись потом. В результате почти вся промышленность СССР оказалась за пределами досягаемости вражеских войск и авиации. Так что уже к сентябрю 1941 года стало ясно: Германия войну проиграла.

Экономически бессмысленное строительство оказалось решающей составляющей победы советского народа в Великой Отечественной войне. И найдено оно было не «случайно»: уж слишком оно было бессмысленным с любой привычной точки зрения. Просто идея войны, целью которой было не разбить войска, а, скорее, захватить весь промышленный потенциал, была заранее «просчитана», и были приняты невероятные по тем временам меры, чтобы не допустить поражения. Такие необъяснимые действия вполне объяснимы, если «знать будущее». Руководство СССР знало, а вот руководство Германии оставалось в привычном прошлом. И именно эта разница во многом решила исход войны.

Так что «экономическая целесообразность» не является «вечной ценностью», бывают ситуации, когда другая целесообразность – например, победа в войне – оказывается куда важнее. Но «рыночное мышление» такие ситуации предпочитает не замечать. Кстати, со всеми вытекающими последствиями для страны и её экономики.

Увы, слишком многие чиновники, производственники, специалисты оказались в плену «рыночного мышления». И потому многочисленные требования изыскивать пути отказа от «импорта» товаров, ключевых компонент, станков и оборудования, технологий и разработок они просто-напросто саботировали. Их можно понять: во-первых, они продолжают до сих пор верить в «невидимую костлявую руку рынка»; во-вторых, они до сих пор надеются, что начальственные инициативы потихоньку угаснут, и всё вновь будет по-прежнему; и в-третьих, такой отказ от импорта что технически, что экономически нецелесообразен! Но беда в том, что, когда страна оказывается под перекрёстным огнём, зависимость от импорта в критических сферах деятельности обернётся для страны если не смертельной опасностью, то уж весьма тяжёлым испытанием  наверняка!

А вот те отрасли, где импортозамещение было проведено своевременно и успешно, сейчас оказались недосягаемыми для «шаловливых ручек» Запада. Несмотря на то, что оно было совершенно «экономически нецелесообразным».

Зато создание самостоятельной, независимой промышленности весьма целесообразно для будущей метрополии нового экономического макрорегиона. Метрополия должна служить центром притяжения для экономик других государств, а не пылесосом, выкачивающим из них товары. Да и выстоять в борьбе с нечестными глобальными конкурентами можно только благодаря умению самому создавать стратегически важные товары и технологии.

Вот и получается, что экономическая целесообразность в кризисные времена оказалась слабым критерием для принятия решений. Хуже того – даже вредным! Смена парадигмы – весьма затратное дело, но если её вовремя не сменить, то можно потерять всё. Просто всё.

Расскажите это экономистам, и они вас, в лучшем случае, обдадут волной презрения, повернутся и уйдут. Увы, нынешнее, привычное понимание экономики на наших глазах устаревает. Уходит в небытие понятие «собственность», ключевое в любой из известных нам экономик. А какой будет «экономика без собственности»? Пока никому неизвестно, но кое-что можно разглядеть, если внимательно присмотреться к этой сфере деятельности в России.

Например, ещё одно необъяснимое решение Путина – социальная ориентированность российской экономики. При всём при том, что государственная социальная поддержка населения весьма затратна и не даёт напрямую экономической отдачи. Да, можно говорить о долгосрочной перспективе экономической отдачи, но и это вряд ли может служить серьёзным доводом при выборе стратегического направления развития страны. Экономическая целесообразность как-то не вяжется с социальной политикой государства.

Но если экономическая целесообразность не является в данном случае мотивацией, то что? В нынешних понятиях и принципах ответа найти не удаётся. Значит, поищем объяснение в будущем.

Похоже, что искать понимание «экономически нецелесообразной экономики» нужно в новой идеологии, в той идеологии, с перехода к которой начнётся новая эра человеческой цивилизации. Странно? Ну да, как и всё, что касается послекризисного будущего. Но если в этом детально разобраться, то станет видна логика этой «странности».

Существует множество определений понятия идеология, и самое простое из них такое: идеология – это выражение частных интересов в форме всеобщности.

Идеология – это мотивация, общая для какой-то общественной группы. Это мотивация принятия тех или иных однонаправленных решений, это основа Единомыслия в этой группе. Идеология, Единомыслие, однонаправленная мотивация – это то, что делает из множества индивидуумов общественную группу, то, что их объединяет.

Не всегда идеология бывает откровенно выраженной. Да, существуют Заповеди, существовал (во многом с них списанный) Моральный Кодекс Строителя Коммунизма. Но ведь нигде не прописан в явном виде «Кодекс Капиталиста» или «Кодекс Глобалиста», и это совсем не означает, что идеологии капитализма или глобализма не существует. Существует, да ещё и как!

Сейчас, в «эпоху всепобеждающего глобального капиталистического рынка», господствующая идеология может быть описана так:

  • Личные и общественные цели – сугубо экономические, локальные, определяемые биологической локацией человека или сообщества: непосредственной досягаемостью и временем жизни.
  • Отношение человека или сообщества к окружающим строится на принципах эгоизма и индивидуализма и сводится к жёсткой конкурентной борьбе.
  • Роль человека или сообщества в окружении определяется индивидуальной свободой и вседозволенностью.
  • Критерием успеха человека или сообщества является прибыль, выгода (не обязательно финансовая), получаемая практически любой ценой.

Эта идеология, доведённая до предела, сама по себе способна развалить любое человеческое сообщество (а то и всё Человечество) на отдельные банды, воюющие «все со всеми». Реально ли при этом сохранить хотя бы остатки цивилизованности? Вряд ли. Повсеместная и долговременная победа этой идеологии просто уничтожит Человечество.

Кризис роста Искусственного Мира означает переход от количественного роста благосостояния к росту качества жизни Человечества. Только в результате этого перехода можно снять невыносимое давление, оказываемое Искусственным Миром на Мир Природный. Но для такого перехода, в первую очередь, требуется переход от эгоистической идеологии «биологической локации» к идеологии «религиозного сознания» (оба этих термина предложены Вазгеном Авагяном в статье «Сеялка или давилка?»). Эту новую идеологию можно описать так:

  • Личные и общественные цели – над-экономические, глобальные, определяемые «религиозным сознанием» людей и сообществ: всеобщими интересами Человечества и Вечностью.
  • Отношение человека и сообщества к окружающим основано на коллективизме и нацелено на сотрудничество.
  • Роль человека и сообщества в окружении строится на принципах ответственности и взаимоуважения.
  • Критерием успеха человека и сообщества становится вклад в общее благо.

Понятно, что описания нынешней и будущей идеологий весьма идеализированы. В реальности мы будем наблюдать постепенный, эволюционный переход от одной идеологии к другой. Но именно переход от «привычных» принципов мотивации людей к новым позволит обеспечить переход от безудержного количественного роста Искусственного Мира к росту качества жизни.

Так вот, идеология будущего, кроме всего прочего, предусматривает социально-ориентированную экономику, потому что в результате выхода из кризиса предполагается переход от «количественного» роста благосостояния людей к росту качества жизни. Как это будет конкретно выглядеть? Пока сказать трудно. Наше дело сейчас – обнаружить тенденцию, а потом – искать, что работает «на неё», а что – против.

«Количественный» рост благосостояния людей неизбежно ведёт к неравенству. Нынешняя психология «дефицита ресурсов» («Всё равно всего на всех не хватит») заставляет людей по возможности накапливать ресурсы (деньги, товары, возможности, положение в обществе и т. п.), даже с избытком, тем самым лишая других людей возможности этими ресурсами воспользоваться. Переформулируем принцип «деньги идут к деньгам», и получим «ресурсы идут к ресурсам». Те, кто накопил много ресурсов, продолжают их накапливать. А те, кто не смог накопить – постепенно их теряют.

Но такое ресурсное неравенство неизбежно ведёт к росту социального напряжения, разрушает ткань общества. В итоге общество распадается – именно это кризисное явление мы сейчас наблюдаем практически повсеместно. А это означает только одно: либо мы отказываемся от принципа «количественного роста благосостояния» и тем самым сохраняем общество, его единство, либо мы продолжаем жить по-старому, «как привыкли», и тогда с неизбежностью придём от социума к толпе, где каждый – за себя и против всех остальных. Какой вариант предпочтительней?

Переход к принципам «роста качества жизни» весьма длителен и непрост. Он требует преобразования всей инфраструктуры жизнеобеспечения.

Потому на этом пути в первую очередь нужно создать населению страны по возможности комфортные условия жизни на время этого перехода. В этом смысл социально ориентированной политики государства. Нужно обеспечить людям жильё, питание, медицину, обслуживание, образование  и доступ к ним. Да, это «экономически нецелесообразно», «затратно» и «не даёт прямой прибыли». Ведь люди – существа «нелинейные», тут напрямую не получается: «Если общество заботится о человеке, то и он заботится об обществе». Тут всё намного сложнее.

Да, с точки зрения современных принципов жизни, экономической целесообразности социально направленная политика государства бессмысленна, растратна, даже прямо скажем – глупа. А вот с точки зрения будущего – максимально разумна: такая политика постепенно выравнивает неравенство в обществе, снимает социальную напряжённость, формирует более стабильное и устойчивое к различным катаклизмам и кризисам общество.

Такое общество, которое способно преодолеть нынешний Глобальный Кризис, построить своим трудом новую послекризисную жизнь и продолжать развивать человеческую цивилизацию по новым принципам.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх