Политика как она есть

40 773 подписчика

Свежие комментарии

  • Борис Леонтьев
    Ну а как им не завидовать? Им в ВСУ только надувных баб присылают. Да и то вместо жрачки, медикаментов и боеприпасов.Украинская развед...
  • Владимир Акулов
    Тайна смерти пиндосского кощея - в долларовой *игле* ... Пока пиндосский кощей немеренно печатает для себя *зелены...Bloomberg: Доллар...
  • Владимир Акулов
    Когда доллар появился в 1792г за 1 доллар давали , примерно , 1,6 грамма золота... Теперь купить 1 грамм золота мо...Bloomberg: Доллар...

Вторичные санкции для «непослушных»

Вторичные санкции для «непослушных»

Ну что, интересные дела творятся в мире? Нравится кому-то происходящее? Мне, честно говоря, нет.

Либерал-фашисты уже отбросили всякий пафосный флёр и с каждым днем все откровеннее демонстрируют свое античеловеческое рыло. Но давно же, кто-то мудрый сказал, что «нет ничего тайного, что не стало бы явным». Вот все тайные помыслы «глобализаторов» и явили себя миру. Плохо то, что народы Запада отказываются все это видеть, а ведь в первую-то очередь, беда грозит им.

Ладно, все это лирика.

Давайте лучше попробуем осознать, что предшествовало разворачивающимся событиям и чего нам ждать впредь.

После саммита Шанхайской организации сотрудничества в Самарканде Соединенные Штаты своими «силами быстрого дипломатического вмешательства» наседают на Азию в попытке отговорить азиатские и центральноазиатские страны, от Китая до Казахстана, от содружества с Россией.

Западу очень захочется выбить у России «из-под ног» азиатское основание. Настолько сильным стало это желание, что они даже снизили поставки оружия Украине. Ну, все ж таки там, на Западе, не совсем же слепые дураки сидят. Видят тамошние военные аналитики, что ВСУ не сможет достичь поставленных перед ними целей, если Россия не будет отрезана от азиатского направления.

Последняя сессия ШОС, состоявшаяся 15 и 16 сентября очень расстроила США. И дело тут не только в том, что Китай и Россия подтвердили тесное сотрудничество, но и в том, что к ним, с неожиданной скоростью и энтузиазмом, присоединились страны, которые исторически являлись союзниками США – Саудовская Аравия, Пакистан, Турция, Египет. В целом, это 15 азиатских, арабских и африканских стран, что сделало Самаркандский саммит не «скромным мероприятием», а большим и значительным для многих стран африкано-азиатского региона.

Внешнеполитическое руководство США сразу же отреагировало на такое развитие событий. Во-первых, президент Байден заявил: «Я позвонил президенту Си и сказал ему – если вы думаете, что американцы и другие будут продолжать инвестировать в Китай, учитывая нарушение вами санкций, введенных против России, я думаю, что вы совершаете огромную ошибку, но решение остается за вами». Тогда же пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер заявила, что американские власти «обеспокоены» углублением связей между Москвой и Пекином.

Вскоре после этого президент США радикализировал свою позицию и на заданный ему вопрос: «Будут ли американские войска защищать демократический остров Тайвань, который Китай считает своим» – Байден ответил утвердительно. При этом он стал первым президентом США, который прямо заявил, что Америка будет воевать с Китаем.

Не «США готовы воевать с Китаем», а «США будут воевать с Китаем».

Ответ Китая не пришлось долго ждать. Уже на следующий день руководитель КНР Си Цзиньпин объявил военным, что стране необходимо быстро подготовиться к предстоящей войне.

И вскоре по социальным сетям разлетелась «утка», что в Китае переворот и товарищ Си арестован.

Из последовавших за этим шагов ясно, что Соединенные Штаты всеми силами стремятся отделить Азию от России. Пока у России есть обширная азиатская экономическая альтернатива, которая осталась нетронутой с начала украинского конфликта и введения тотальных санкций Запада против Москвы, эффективность западных мер равна нулю. Сейчас настаивать на продолжении и ужесточении санкций – это политический провал для тех, кто стремится использовать санкционную войну в качестве политического капитала.

В спешном порядке США двинулись в Китай, Индию, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан и даже Армению, чтобы добиться от этих государств как можно более существенного и заметного отказа в поддержке России. В то же время начался взаимосвязанный гамбит с Китаем и Индией.

Первые шаги были сделаны в Индию, поскольку в последние годы эта страна стала одним из крупнейших покупателей американского оружия и военной техники, что, однако, не помешало ей расширять производство вооружения совместно с Россией. И вот тут Белый дом убежден, что индийские власти понимают, какие выгоды можно получить от обращения к «другим союзникам и другим рынкам».

США намереваются «поймать Индию» на тот же «крючок», на который они «поймали» Турцию – помните ситуацию с приобретением Турцией С-400 и устроенный Америкой шантаж Эрдогана поставкой самолетов F-35. Сработает ли этот «крючок» для Индии неизвестно, поскольку все-таки Турция – это член НАТО и возможность «примучить» ее у американцев есть.

В самой Америке тоже интересно. Пара сенаторов старательно давит на администрацию Байдена с тем, чтобы тот принял закон, касающийся так называемых вторичных санкций, для введения ограничения (потолка) цен на российскую нефть. Крис Ван Холлен, демократ из Мэриленда, и республиканец из Пенсильвании Пэт Туми работают над законопроектом, который предусматривает введение вторичных санкций против иностранных фирм, которые облегчают торговлю российской нефтью, и стран, которые увеличивают закупки нефти из России.

Возможно у сенаторов что-то и получится, поскольку момент они выбрали подходящий – США и G7 стремятся ограничить финансовые возможности России, которые с небывалой скоростью у нас растут из-за американской «игры» с энергоносителями для европейцев. Как известно, на объявление о введении лимита цен на российскую нефть на мировом рынке, президент России заявил, что Россия продолжит продавать нефть дружественным странам, по цене, устраивающей и нас, и наших партнеров. Вот США и работают над тем, чтобы отговорить эти дружественные страны от сотрудничества с Москвой.

Однако администрация Байдена выказывает явное нежелание «включать механизм наказания – вторичные санкции – поскольку такая мера несёт риск усложнения отношений с отдельными странами». Но уже сама подготовка законопроекта – это «выстрел в воздух» над головой Нью-Дели. От введения вторичных санкций пострадает не только Индия, но Казахстан и Турция.

Демократ Ван Холен настаивает на том, что «нам нужен единый международный стандарт, и мы хотим показать зубы. Но нужно учитывать, что ценовое ограничение работает только в том случае, если все в мире его соблюдают. Мы не хотим никаких дыр. Мы не хотим никаких скидок».

«Нашей целью остается работать рука об руку с нашими международными партнерами, чтобы обеспечить поступление российской нефти на мировые рынки по более низким ценам и тем самым снизить доходы Кремля от незаконной войны на Украине – заявил пресс-секретарь Министерства финансов США. Есть свидетельства того, что такой подход уже дает результат, поскольку отчеты показывают, что Россия пытается предложить свою нефть крупным импортерам, таким как Индия и Индонезия, по сниженной цене, в попытке обойти ограничения».

Давление США все усиливается, поскольку, как известно, банки Турции, например, прекратили принимать карту «Мир»

Если американский закон о вторичных санкциях будет принят, то это вызовет серьезную борьбу с такими странами, как Индия и Китай, которые увеличили закупки российской нефти и холодно отреагировали на идею ограничения цен.

Что такое может посулить США Китаю и Индии, чтобы они присоединились к санкциям против России – не очень понятно. Но как видим просто угрозы, ни на Нью-Дели, ни на Пекин не действуют. Так что Америке придется торговаться и что она может поставить «на кон»?

Ну, например, для Индии США придумали такую приманку – инвестиции США в индийский рынок полупроводников для развития производства этого, очень востребованного сегодня во всем мире, товара. Но! Инвестиции в размере 25 миллиардов долларов должны будет осваиваться Индией под патронажем Вашингтона, который ко всему выступает еще и в качестве основного бенефициара. С одной стороны, для Индии перспектива заманчива, а с другой это означает возвращение индустриальной зависимости страны от внешних факторов.

Индийские промышленные круги, которые только-только получили реальную возможность действовать самостоятельно на внешнем фронте, гораздо более склонны строить партнерские отношения с меньшей прибылью, чем возвращать свою бурно растущую экономику под колониальное давление англосаксов. Скорее всего, индийцы не откажутся от инвестиций, но примут их от Анкары или Пекина, или от обеих стран сразу – возможности для этого у Нью-Дели есть. И Турция, и Китай представляют для Индии гораздо больший интерес и привлекательность, чем то, что им предлагает США.

Становится все более очевидным, что дальнейшее противостояние между Соединенными Штатами и Китаем без мощной глобальной производственной базы практически невозможно, и Индия прекрасно понимает, что это ее мощный переговорный фактор, на котором она может только выиграть.

Следующее, что делает США – это наращивание давления на Брюссель и страны ЕС, чтобы минимизировать поставки товаров из Китая. Максимальное давление Америка оказывает на Германию, как на экономического лидера ЕС. Впрочем, этому лидерству приходит конец. Пойдя на поводу США. Берлин уже почти полностью разорвал свои, некогда, привилегированные отношения с Россией.

Сегодня те, кто столько сделал для расцвета Германской экономики и технологического превосходства, включая Ангелу Меркель и Герхарда Шрёдера, подверглись «развенчанию культа личности», то есть оказались на «столбе позора», в качестве тех, кто предал «демократические ценности». Ведь экс-канцлер Германии Шрёдер, в конце августа, стал посредником, через которого наш президент направил свое единственное известное мирное предложение. Да и Ангела Меркель не намерена признавать, что во время ее правления были ошибки в отношениях с Москвой и Путиным.

С начала украинского кризиса Германию обвиняли в терпимом отношении к «самодержавию из-за своих экономических интересов» не только по отношению к России, но и к Китаю. Эти обвинения снял со страны Олаф Шольц, полностью разорвав отношения с Москвой. Но он не только от обвинений избавился, но и от российского дешевого газа – основы экономической мощи Германии. Шольц заявил о себе как о принципиальном и фундаментальном противнике России. Ну… так ему захотелось.

Зато теперь, когда на трех ветках Северных Потоков близ берегов Дании прогремели взрывы, европейский газовый пул переместился из Германии в Польшу и на лидирующие позиции выходит именно эта страна. А как показывает история, ничем хорошим польское лидерство не заканчивается. Ни для кого, включая и самих поляков.

И на фоне происходящих событий слова Аналены Бербок «Правительству Германии и мне лично важно, чтобы мы применили в стратегии к Китаю то, что мы узнали из нашей зависимости от России. Мы не можем позволить себе и во второй раз надеяться, что не все будет так плохо с этими автократическими режимами» – звучат, простите, заупокойной молитвой для этой, некогда богатой и мощной страны.

Министерство экономики Германии под руководством Роберта Хабека, недавно впервые отказало Volkswagen в инвестиционных гарантиях в Синьцзяньском районе Китая, что вызвало недовольство немецких бизнесменов, поскольку на протяжении десятилетий деятельность немецких предприятий в Китае тем или иным способом стимулировалась правительством. Между Германией и Китаем существуют тесные связи во всех ответственных секторах экономики и промышленности, включая сотрудничество в области науки и образования. В Китае работают около 5 500 немецких компаний. Теперь эти связи ставятся под сомнение, поскольку Хабек объявил о «более надежной торговой политике» и уведомил весь мир, что отныне «эпоха наивности по отношению к Китаю прошла».

Стратегия «сделано в Китае 2025», принятая КНР в 2015 году, в соответствии с которой Китай стремится модернизировать свои производственные мощности, ориентирована на десять отраслей, включая авиацию, высокоскоростные поезда, электромобили и электросети. Экономика Германии была широко представлена во всех этих секторах и сейчас китайская стратегия представляет собой серьезную проблему для Берлина, поскольку предлагает новые возможности для автоматизации и оцифровки во многих отраслях. Кроме того, китайские и немецкие компании часто работают вместе на третьих рынках. Так, например, они строят 900-километровую высокоскоростную железную дорогу, соединяющую Средиземное море с египетским побережьем Красного моря.

Однако корреспондент Пекинского еженедельника Шпигель потребовал, чтобы Германия поддержала США и противостояла Китаю, пусть и в ущерб интересам Германии. Он оправдывает это тем, что Китай не придерживается «международных правил», а вместе с Россией настаивает на «примате международного права».

Это же какое оскорбление-то для США и ЕС настаивать на том, чтобы отношения между странами регулировались не американскими «правилами», а международными законами. Правила – это то, что стремится кодифицировать (упорядочить и ввести в обиход) одна страна, группа стран или НАТО, а право – это то, что существует как система ООН. Запад поступает с Китаем так, как и с Россией – приписывает нашим странам то, что творит сам.

«Китай больше не хочет, чтобы его сдерживали установленные международные правила, что отражается в его реакции на российскую войну на Украине. Си непоколебимо верен Путину, и незадолго до вторжения они даже уведомили в совместном заявлении, что хотят реорганизовать международную систему». – Продолжает вещать Шпигель. Когда дело доходит до разрыва связей с Китаем, Германия – утверждает газета – сейчас находится в гораздо лучшем положении, чем во времена Ангелы Меркель. Ведь и Германия, и Европа лучше подготовлены к конфликту, чем несколько лет назад. Политика Ангелы Меркель, с ее «да» в отношении Китая, которая была направлена не только на интересы немецкой автомобильной и химической промышленности, все чаще заменяется более решительным «нет!» от сегодняшнего правительства. Фактически, глобализированный мир, каким мы его знаем, может разделиться на две экономические сферы – китайскую и западную, которые будут блокировать доступ друг к другу. Если какая-то немецкая компания проигнорирует этот риск и продолжит полностью полагаться на Китай, она делает это на свой страх и риск. Федеральное правительство собирается сосредотачивать свои действия на том, чтобы помочь немецким компаниям диверсифицировать предприятия, поставщиков и источники сырья за пределами Китая. Будут ли это какие-то финансовые стимулы для предприятий или будут приняты новые соглашения о свободной торговле с европейскими странами и странами, поддерживающими санкции против России, будет решено исходя из складывающихся обстоятельств.

В общем, для Германии пора глобализации заканчивается и сможет ли в существующих обстоятельствах выжить немецкая промышленность – это сейчас сказать никто не может.

Сказанное относится не только к Германии, а ко всему европейскому промышленному комплексу, который в угоду амбициям США идет на отказ от китайских товаров и закрытие собственных производственных мощностей. И вот тут встает вопрос: кто займет насильственно освобождаемый европейский рынок?

Заявления, сделанные на прошлой неделе в Узбекистане президентом России, китайским лидером Си Цзиньпином и премьер-министром Индии Нарендрой Моди, до сих пор интерпретируются в европейских СМИ. Одни издания делают акцент на том, что лидеры Китая и Индии дали понять президенту России, что они обеспокоены ходом российской военной операции на Украине. Европейцы надеются, что китайская поддержка России имеет свой предел и что наступает время асимметрии в российско-китайских отношениях и что «перекос» будет разрастаться и шириться и не в пользу России. Что касается Индии, то отмечается, что Моди, под давлением Америки, осмелился осудить «развязанную Россией войну». Другие СМИ считают, Пекин просто хотел сделать передышку в противостоянии с Западом – и только. Если Китай стремится реализовать свои долгосрочные цели, то он ни в малой степени не откажется от связей с Россией. Китай не отказывается от своей политики и продолжит поддерживать Россию, не нарушая при этом собственных интересов. Основным фактором, определяющим стратегическое согласование между Россией и Китаем, является восприятие угроз, исходящих из Соединенных Штатов.

Пока эта угроза существует и сохраняется, пока Пекин находится под давлением США, Китай будет неумолимо продолжать укреплять связи с Россией.

Текст написан с использованием материалов сети интернет.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх