На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Политика как она есть

40 815 подписчиков

Свежие комментарии

  • Мария
    У Чубайсов отобрали заграничные активы. Не знаю прямо, плакать нам , или смеяться. Лично мне смешно. Воры у воров дуб...Наш ответ Чемберлене
  • Игорь Петров
    Фейк: Кадры насил...
  • Игорь Петров
    Расписание Путина...

Карибский кризис: в шаге от атомной войны

Шестьдесят один год назад миру удалось избежать ядерной катастрофы. Все мы слышали про «Карибский кризис» и советские атомные ракеты, размещенные на Кубе. В то время казалось, что еще чуть-чуть и мир сгорит в огне ядерного Армагеддона. Но благодаря действиям советского правительства, и лично товарищу Хрущеву, пообещавшему показать американцам «Кузькину мать», а также благодаря разумной политике американского президента Кеннеди, угроза ядерной войны миновала и кризис был разрешен. Нам ведь так про это в школе рассказывали. Кратко.

Однако… Благодаря материалу Драгана Бисенича, журналиста сербского издания «Данас» и экс-посла Сербии в Египте мы можем познакомиться с более детальным описанием событий тех дней. Оказывается, дело далеко не в Хрущеве, а в Кеннеди…

Текст печатается по материалам издания «Око» РТС (Радио телевидение Сербии).

Бисенич начинает свой материал с небольшой биографической справки о маршале СССР, главнокомандующем РВСН, начальнике Генерального штаба, замминистре обороны СССР Сергее Семеновиче Бирюзове. Дело в том, что именно Бирюзов в 1960 году начал создание РВСН. Естественно, что создавал Бирюзов ракетные войска не по личной инициативе, по распоряжению советского правительства. Решение о создании РВСН было принято в 1959 году, а уже в 1962 году ракетные соединения встали на боевое дежурство. Понятно, что на момент создания советских ракетных войск, советские ракеты были далеки от идеала и работы, по совершенствованию ракетной техники, предстояло сделать еще не мало. Под руководством Бирюзова советская атомная энергетика была значительно увеличена и усовершенствована.

Все это происходило в годы правления Никиты Сергеевича Хрущева и сегодня вряд ли кто-то может назвать то время благодатным. Противоречивым – да. Потому что противоречив был и сам Хрущев. Сегодня нет единого понимания того, кем в реальности был Хрущев – то ли троцкистом, то ли агентом влияния США, то ли просто недалеким человеком… В общем, чтобы не ломать лишний раз голову решили читать Хрущева волюнтаристом.

Дело в том, что правление Хрущева было насыщено событиями, которые имели огромное значение для всего мира, а не только для СССР и стран советского блока. Хрущев затеял демонтаж «культа личности», развязал конфликт с Коммунистической партией Китая, вывел на орбиту Земли первый космический спутник и во время правления Хрущева Юрий Гагарин совершил первый в мире полет в космос. Одновременно с этим, в казахстанских степях распахивались целинные земли, что нанесло серьезный ущерб почвам.

Да что там ущерб, последствия были катастрофическими. Читайте книгу Л.И. Брежнева «Целина». Брежнев был непосредственным участником событий, он в то время занимал пост второго секретаря КП Казахстана. В книге, Брежнев возлагает вину за последствия поднятия целины на центральное руководство компартии. В общем, на совести Хрущева не только распаханная целина, кукурузная эпопея, кубинский кризис, расстрел рабочих в Новочеркасске и много чего еще.

Сам Хрущев был одним из активнейших сторонников Сталина, считался человеком «приближенным» к вождю, одним из участников создания мифологем о «сталинском времени». Но после смерти Сталина, Хрущев принялся разрушать миф, который сам же и помогал создавать и устроил «развенчание культа личности».

Стоит напомнить и про обещания Хрущева: построить коммунизм к 1980 году и показать Америке «Кузькину мать».

Некоторые исследователи, что занимались изучением того периода, считают Хрущева человеком с «трагически раздвоенным сознанием». Он мог одновременно быть робким и агрессивным, не чурался некой театральщины… В общем, двоякость во всем: то вулкан энергии, то полная апатия; говорит о том, какое светлое и фантастически прекрасное будущее ждет страну, но все свои действия опирает на ярый, буквально агрессивный прагматизм. Но как бы то ни было, а в стране он оставил по себе далеко не лестную память и за ним, видимо на века, закрепилось прозвище – трепло кукурузное.

И вот такой человек, наделенный огромным количеством противоречивых качеств, стоявший во главе самого большого в мире государства, прибыл с визитом в Америку. И впечатлился успехами американских фермеров, судя по всему, на всю жизнь. Вернувшись из США Хрущев сетовал Микояну, что «американцы уже построили коммунизм».

Поговаривали даже, что Хрущев хотел создать «аграрную партию» внутри КПСС, но это закончилось конфузом.

Так или иначе, но вот это очарование успехами Америки, с одной стороны, с другой пробудило азарт, и Хрущев втянул СССР в соревнование. С высоких трибун прозвучало роковое – «догнать и перегнать Америку». Ему – Хрущеву – было все равно, что нужно стране для нормального развития. Ему просто хотелось «догнать и перегнать», по тем позициям, по которым США выходили на первые места в мире. Он не принимал во внимание тот факт, что Америка-то действовала в своих национальных интересах и если что-то развивала, то это шло на пользу государству. А Хрущев о пользе для Советского Союза не думал – ему важно перегнать. Металл – значит будем выпускать металла больше, чем американцы. И куда этот металл девать, что с ним делать, зачем он вообще нужен – не суть. Главное перегнать.

Вот от этого его стремления в СССР и появилось эрзац-жилье для советских людей – хрущебы. Если сталинская архитектура – это ампир и «застывшие марши», хрущевская даже на частушки не тянет. Разогнав бульдозерами, непонравившуюся ему выставку современных художников, Хрущев воплотил худшие образцы изобразительного искусства в натуре, сделав советские города серопанельными.

Время его правления и правда очень противоречиво – это и оттепель, шестидесятники, «лирики и физики», «я вступила на корабль, а кораблик, оказался из газеты вчерашней» и разрушение основ государства, его экономической, продовольственной безопасности. В общем, глядя на ту авантюрную внешнюю политику, что вел Хрущев, его опасались даже высшие офицеры, генералитет и аппарат безопасности, потому что непредсказуемый блеф, мог втянуть страну не только в «догонялки», но в новый мировой конфликт.

Однако, не только Хрущев был подвержен стремлению «догнать и перегнать», к руководству США это тоже относилось. Так 1961 год стал годом тотального триумфа для Советского Союза и триумфом «новой политики» Хрущева. СССР победил в космической гонке и это имело колоссальное значение для всего человечества. А через неделю после полета Гагарина в космос американцы начали вторжение на Кубу.

****

В январе 1959 года на Кубе к власти пришли революционеры во главе с Фиделем Кастро. Та политика, что стали реализовывать на Кубе, имела негативные последствия для экономики США, отношения между странами испортились и, в конце концов, американцы решили свергнуть правительство Кастро военным путем. Операция «Плутон» разрабатывалась в недрах Центрального разведывательного управления США с 1960 года, в январе 1961 года были прекращены дипломатические отношения между странами.

Кеннеди был знаком с планом вторжения еще в бытность свою кандидатом в президенты, а в январе 1961 года при президенте был создан комитет «по кубинскому вопросу» и было решено приступать к реализации операции «Плутон» не позднее весны 1961 года. Кеннеди утвердил дату начала вторжения – 17 апреля.

Для американцев это вторжение закончилось катастрофой и в июне, в Вене состоялась встреча Кеннеди и Хрущева, на которой Хрущев занял жесткую позицию. Помимо «карибского кризиса», итогом встречи двух глав сверхдержав стало еще и строительство Берлинской стены в августе 1961 года. Эта стена стала символом непримиримого разделения мира на два блока: Восточный – советский и Западный – капиталистический.

В конце концов, все закончилось крупнейшим испытанием советской ядерной бомбы. Тогда-то весь мир и увидел мощь советского ядерного оружия и РВСН, которую создал маршал СССР С.С. Бирюзов.

****

В октябре 1960 года в распоряжении ЦРУ попала информация о том, что Хрущев, на встрече с руководителями стран Восточного блока хвастался огромным запасом ядерных ракет в СССР – «Двести ядерных ракет способны полностью уничтожить Великобританию, Францию ​​и Германию. А для Америки приготовлено еще триста ракет. У нас так много оружия, что мы часть его переплавили в тракторы» — якобы так говорил Хрущев. Одновременно с этой информацией к ЦРУ попала и другая, говорящая о том, что все слова Хрущева – блеф, «игра на публику». Всё это Хрущевым, якобы делалось намеренно, для того чтобы действительно развязать военный конфликт, так как СССР без Сталина оказался неспособным вести войну экономическую, которую ему «навязали» США.

Блеф или не блеф, но на XXII съезде КПСС – это как раз осень 1961 года – Хрущев выступил с речью о том, что прямо сейчас проходят испытания ядерного оружия и что может быть взорвана бомба мощностью 50 мегатонн. «А у нас есть еще мощнее, даже 100 мегатонн, но мы не будем их использовать – если мы это сделаем, в Москве не останется ни одного стакана». Как водится, «зал приветствовал выступление Генерального секретаря КПСС Никиты Сергеевича Хрущева бурной овацией и долгими, продолжительными аплодисментами».

Но Хрущев сказал правду, действительно в этот момент СССР провела взрыв 50-мегатонной бомбы над Новой Землей – это был самый мощный ядерный взрыв в истории. (Для сравнения: американцы сбросили на Хиросиму 20-тысячнуб бомбу). Детонацию советской бомбы наблюдали на Аляске, в Норвегии, Гренландии, по всему Советскому Северу. В селах в 410 км от эпицентра взрыва сорвало крыши, разбросало срубы, обрушились каменные дома. На острове Диксон, в 780 км от места взрыва, треснули стекла в окнах.

Взрыв зафиксировали все сейсмические станции планеты на всех континентах. Грибовидное облако поднялось в стратосферу на 67 км, а ударная волна трижды обогнула земной шар, прежде чем рассеялась. В общем, эту атомную бомбу и назвали «Кузькиной матерью» Никиты Хрущева.

Идея разместить стратегические ракеты с ядерными боеголовками на Кубе, расположенной в 180 км от США и в 11 000 км от СССР, принадлежит Хрущеву. По его мнению, в сложившейся военно-политической ситуации обеспечить оборону Кубы обычными вооружениями было невозможно. Только ракеты с ядерными боеголовками могли бы стать надежным средством сдерживания агрессивных планов США.

«В конце апреля 1962 года, — пишет один из главных разработчиков «Анадырской» операции генерал армии А. И. Грибков, — Хрущев поделился этой идеей с членом Политбюро ЦК КПСС Анастасом Микояном, подчеркнув, что только таким образом, по его мнению, можно гарантировать безопасность Кубы…». Микоян открыто усомнился в этом, отметив, что это очень опасно, на что Хрущев ответил, что «это авантюра… но, если мы сделаем шаг назад, наш противник сделает шаг вперед…».

«Хрущев высказал свое мнение и в разговоре с руководством Минобороны, как будто желая убедиться в своей правоте, – пишет Грибков. На тот момент было известно, что США разместили в Турции ракеты, с ядерными боеголовками (в 1962 году эти ракеты поставили на боевое дежурство). Эти ракеты могли достичь жизненно важные центры нашей страны всего за 10 минут, в то время как для советских баллистических ракет подлетное время (до США) составляло 25 минут. Видимо разговор Хрущева с высшим офицерским составом только укрепил намерение разместить советские ракеты на Кубе. По его мнению, это было вдвойне полезно: и Кубу, в случае агрессии США защитить можно, ну и при атаке на СССР ответ будет почти мгновенный. Ну и конечно, главным был вопрос — начнут ли США ядерную войну. Вероятность столь драматического исхода была очень высока…».

По оценкам американских аналитиков, в то время США превосходили СССР по ядерному вооружению в 10 раз, тогда как, по мнению советских аналитиков, американское превосходство составляло 15-20 раз. Кроме того, каждый год Америка вводила в строй один ударный авианосец грузоподъемностью 70 000 тонн, аналогов которому в то время в Советском Союзе не существовало. Однако в том – 1961 году – американцы ввели в строй не один, а сразу три ударных авианосца, в том числе один атомный, и построили для его сопровождения атомный ракетный крейсер. Кроме того, во время кубинского кризиса у них было еще 9 атомных подводных лодок, оснащенных атомными ракетами и планировалось построить еще 41 такое судно. Ну и, на тот момент, американцами использовались стратегические бомбардировщики, которых у Советского Союза на вооружении не было.

На заседании Совета обороны СССР дискуссия была долгой, но большинство ее участников поддержали Хрущева, который утверждал, что «размещение ракет на Кубе восстановит паритет между СССР и США, и мы сможем разговаривать с американцами как равноправные партнеры…». И тогда же было решено организовать тайную переброску советских войск и военной техники на Кубу.

Для подготовки операции «Анадырь» Бирюзов вылетел на Кубу под именем «инженер Петров».

На тот момент предполагалось сделать регулярным авиамаршрут Москва-Гавана и советские специалисты занимались подготовкой открытия авиасообщения между Советским Союзом и Кубой. Ну и среди гражданских специалистов летели и военные, но в качестве инженеров и техников по ирригации и мелиорации земель. А летели советские офицеры на Кубу для того, чтобы подготовить места для размещения советских баллистических ракет, которые решено было доставить на жаркий остров дизель-электроходом «Индигирка», флагманом советских антарктических экспедиций и грузовым кораблем «Александровск». На «Индигирке» были размещены термоядерные боеголовки, а на «Александровске» сами ракеты.

На случай нападения вероятного противника «Индигирка» был оснащен необходимым вооружением, а его капитан Алексей Александрович Пинежанинов имел приказ: «В случае угрозы захвата корабль должен быть потоплен!»

За движением «Индигирки», «судна особой важности», Хрущев наблюдал лично. Всего на Кубу был отправлен 21 корабль с частями и вооружением РВСН.

«Как только все ракетные части будут приведены в полную боевую готовность, доложите лично мне. Только мне, никому другому», — вспоминал генерал Грибков слова Малиновского. — Ваша главная задача — контролировать готовность ракет и войск к боевому применению. Запомните и передайте Плиеву (Исса Александрович Плиев, генерал армии, дважды герой Советского Союза, герой Монгольской Народной республики), что указания он получит лично от Никиты Сергеевича. А именно ракетная дивизия должна быть введена в действие, повторяю, только с личного разрешения Верховного Главнокомандующего…Мы размещаем ракеты на Кубе только для сдерживания возможной агрессии со стороны США и их союзников. Мы не собираемся начинать ядерную войну, это не в наших интересах… О готовности ракетных войск вы сообщите мне».

14 октября американский самолет-разведчик U-2 осуществил воздушное обследование района кубинской деревни Сан-Кристобаль провинции Пинар-дель-Рио, где были оборудованы стартовые позиции стратегических ракет. Американские расшифровщики, внимательно изучив полученные фотографии, пришли к однозначному выводу – на Кубу прибыли советские ракетные части.

17 и 18 октября американская воздушная разведка сделала новые снимки кубинской территории, по которым можно было судить о быстром ходе работ и размещении советских ракет. Это усилило тревогу не только в высших эшелонах американской власти – граждане США с вещами, пребывая в панике, огромной толпой хлынули в соседнюю Мексику.

22 октября Кеннеди обратился к нации по радио и телевидению с речью, в которой описал ситуацию в Карибском бассейне и указал на опасность размещения советских ракет на Кубе.

В заключение Кеннеди заявил, что любой пуск ракет с кубинской территории в направлении территории любой страны Западного полушария будет рассматриваться как нападение Советского Союза на США и потребует ответного удара.

Эта речь, а также дипломатические и военные действия, предпринятые правительством США после нее, стали кульминацией кубинского ракетного кризиса. Две великие державы были в полушаге от ядерной катастрофы.

На следующий день, 23 октября, Кеннеди подписал Директиву № 3504 о введении морской блокады («карантина») для всех видов наступательных вооружений, ввозимых на Кубу.

24 октября советское руководство получило по радиотелефонной прослушке приказ Стратегическому авиационному командованию США: «Готовиться к ядерному нападению!» Вторжение США на Кубу должно было состояться 26 октября.

В этот день все подразделения ПВО, дислоцированные на Кубе, были приведены в боевую готовность.

Шестьдесят один год назад миру удалось избежать ядерной катастрофы. Все мы слышали про «Карибский кризис» и советские атомные ракеты, размещенные на Кубе.-2

Министр юстиции и брат президента Роберт Кеннеди встретился вечером 27 октября с послом СССР в США Анатолием Добрыниным и заявил от имени президента, что, если советские стратегические ракеты не будут немедленно вывезены с Кубы, США будут вынуждены начать боевые действия не позднее первых дней следующей недели. Он добавил, что президент США «хочет избежать войны любой ценой», но риск военной катастрофы растет с каждым часом. Поэтому стороны должны прийти к соглашению буквально в ближайшие часы. Если размещение ракетных баз в Турции является единственным препятствием на пути к решению, то, заявил Кеннеди-младший, «президент США также не видит непреодолимых трудностей в решении этого вопроса… Ведь размещение ракетных баз в Турции оформлено официальным решением НАТО… Однако президент готов вести переговоры по этому вопросу за кулисами».

В Советском Союзе также были встревожена развитием ситуации. Хрущев и Президиум ЦК КПСС были готовы к тому, что фатальные сообщения с Кубы могут поступить в любой момент. Совещания проводились каждый день, оценивалась ситуация и прорабатывались различные варианты. Хрущев, получив послание от Кеннеди, решил немедленно дать положительный ответ, тем более, что американский президент в обмен на вывод ракет из Турции гарантировал ненападение против Кубы. Каждая минута была на счету, поэтому было решено, что весь ответ советского правительства будет публично транслироваться по московскому радио, что было уникальным случаем в мировой дипломатии. Но, по мнению Хрущева, «промедление было бы смерти подобно».

Наконец, 28 октября в газете «Правда» было опубликовано обращение Хрущева к президенту США Джону Кеннеди, в заключительной части которого говорилось: «Мы согласны вывести с Кубы те средства, которые вы считаете оскорбительными… Мы согласны осуществить это с помощью резолюции ООН. Ваши представители выступят с заявлением, что США выведут свои средства из Турции…»

Президент США поспешил отреагировать: «Я приветствую ваше послание и считаю его важным вкладом в дело мира…»

30 октября советское правительство получило решение президента США о ликвидации американских ракет в Турции, но без упоминания о его связи с кубинскими событиями. Это официально положило конец кубинскому ракетному кризису.

Вот собственно, так выглядит официальная история начала, разгорания и затухания «Карибского кризиса».

Но, как водится, в таких масштабных и опасных кризисах, принято искать еще и неофициальные, конспирологические, тайные пружины. В данном случае, искали «механизм», который вовремя ослабил «давление на пружины». Кто ищет, тот всегда найдет. И в данном случае, нечто такое тайное было найдено.

Считается, что это именно Хрущев спровоцировал кризис и он виновен в нагнетании ситуации. Хотя лично я не вижу во всем, что описано, какой-то бы ни было вины Хрущева. Американцы действовали в привычной для них, хамской манере, Хрущев ответил им симметрично. Думаю, понятно, что я не являюсь сторонником или защитником Н.С. Хрущева, но мне бы хотелось отделить «мух от котлет». Как сказано выше, Хрущев – это довольно своеобразная личность, он во многом был не прав, виноват в развале экономики страны (а начал этим заниматься именно Хрущев), но вот в чем-чем, а в том, что мир оказался на грани полномасштабной ядерной войны – он не виноват. А и сегодня Америка действует в русле тех, еще карибских, стратегий. Почти ни на шаг не отступила.

Итак,

Считается, что «карибский кризис» стал причиной заговора против Хрущева, с целью отстранения его от власти. Но конспирологи, отыскали в описанной ситуации, «затворный механизм». Бытует мнение, что конфликт между СССР и США не перешел в стадию ядерной войны благодаря действиям полковника ГРУ Пеньковского, арестованного за разглашение сверхсекретных данных 22 октября, в день, когда Кеннеди объявил блокаду Кубы.

На Западе Пеньковского считали самым значимым шпионом, который у них когда-либо был.

Именно Олег Пеньковский сообщил американцам, что СССР в Карибском кризисе будет полагаться не на межконтинентальные баллистические ракеты, а на баллистические ракеты средней дальности, которые американские самолеты-разведчики позже обнаружили на Кубе. Пеньковский также предоставил точную информацию о военных планах СССР и вероятной стратегии в потенциальном конфликте, включая возможный захват Западного Берлина в ответ на вторжение США на Кубу. Пеньковский заранее проинформировал Запад о начале новой серии ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне, намеченной на 1 сентября 1961 года, после почти трехлетнего перерыва несмотря на неоднократные обещания советского правительства не возобновлять их.

«Дело Пеньковского» действительно существует и судили его действительно за предательство. Но предполагается, что за Пеньковским стоял глава КГБ, который и предоставил Пеньковскому информацию. Связано это было с тем, что военные, представители службы безопасности опасаясь авантюризма Хрущева, не доверяли ему.

Генерала Серова, который якобы и представил сведения Пеньковскому, обвинили не в заговоре, а в том, что он «потерял бдительность», за что был разжалован, отправлен в провинцию и лишен звания Героя Советского Союза.

Главный маршал артиллерии С.С. Варенцов также был разжалован и лишен звания Героя Советского Союза.

Ну и третьим стал маршал Бирюзов, тот самый, что создавал советские РВСН.

Существует очень распространенная версия, что маршал Бирюзов, тогдашний командующий стратегическими вооруженными силами, под командованием которого находились и ядерные части, был тем, кто не хотел рисковать и послал Пеньковского предоставить американцам доказательства того, что Хрущев блефовал и что у СССР нет ракет того класса, которыми он грозил Америке.

У Советского Союза тогда было всего четыре атомные подводные лодки, на которых можно было разместить только по три ракеты, каждая с дальностью 600 километров. Для того, чтобы выполнить угрозы Хрущева советским подводным лодкам пришлось бы достичь почти самого побережья Америки, чтобы оказаться в пределах досягаемости целей.

В то же время была создана группа, усилиями которой Хрущев был отстранен от власти. Ее возглавил бывший руководитель комсомола, а затем глава КГБ Александр Шелепин, важное место в этой группе занимал и Бирюзов, как начальник Генерального штаба Советской Армии.

Хрущев был свергнут два года спустя, 14 октября 1964 года. А всего через пять дней, 19 октября, начальник Генерального штаба маршал Бирюзов, летевший праздновать двадцатую годовщину освобождения Белграда погиб в авиакатастрофе. Всего тогда погибло 32 человека, включая всю советскую делегацию. Там же погибли и другие соратники Шелепина, основного претендента на пост Генерального секретаря вместо Леонида Брежнева.

Тогдашний глава Управления безопасности Югославии генерал Иван Мишкович Брк рассказывал, что Советский Союз спросили об этом происшествии только один раз, сразу после авиакатастрофы, и больше не интересовался подробностями расследования.

А США, как водится, Советский Союз обманули. В 1962 году, ядерные баллистические ракеты – 15 штук – встали на боевое дежурство в Турции.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх