Политика как она есть

40 702 подписчика

Свежие комментарии

  • Елена Мамонова
    неужели кто-то верит в такие нелепые фейкиФейк: детей Херсо...
  • Павел Гончаров
    Просто Болгарский чиновник хотел выслужиться перед евросоюзом,а попал в задницу и наказала всю страну.В Болгарии призна...
  • Светлана Татаринцева
    Аминь - это "Да будет так".Немецкий нацист п...

Госплан для металлургов. Путин дал поручение

Госплан для металлургов. Путин дал поручение

Государство медленно, но верно огосударствляет металлургическую отрасль. Несмотря на ее стратегическую значимость, так получилось, что данный сектор в России является полностью частным. Причем ладно бы, если бы им владели пусть частные, зато российские компании. Но, увы, конечными юридическими бенефициарами являются офшоры. Преимущественно расположенные на Кипре.

В результате металлурги ежегодно выводят (по крайней мере, выводили) сотни миллиардов рублей из нашей экономики. При том, что инвестиции в основной капитал традиционно были существенным образом ниже, чем общий объем выплачиваемых дивидендов. Рассмотрим цифры за прошедшие 5 лет на примере трех наиболее крупных компаний отрасли:

  • Северсталь. Дивиденды: 695,3 млрд. Инвестиции: 333,4 млрд
  • НЛМК. Дивиденды: 735,2 млрд. Инвестиции: 318,8 млрд
  • ММК: Дивиденды: 329,5 млрд. Инвестиции: 283,1 млрд

Здесь нужно сделать небольшую поправку. Да, не все дивиденды вымывались из страны. Однако доля российских акционеров в уставном капитале металлургических компаний была минимальная и не шла ни в какое сравнение с офшорными бенефициарами

Госплан для металлургов. Путин дал поручение

Впрочем, на металлургическую отрасль государство долго не обращало внимание. Учитывая то, что русская экономика десятилетиями развивалась в парадигме прозападного офшорного капитализма, работа металлургов даже признавалась эффективной.

Конечно, нельзя всё делить на чёрное и белое. И здесь следует отметить, что металлурги, действительно, занимались модернизацией производств, внедрением высоких технологий и т.д. Северсталь, например, вышла чуть ли не на первое место в мире по эффективности производства. В отличие от многих других секторов, в металлургии не получилось так, что новые владельцы, приватизировавшие государственное имущество, попросту его разворовали или же выжимали последнее из советских производственных мощностей.

Тем не менее, конечным бенефициаром всех этих изменений все равно выступили офшорные олигархи, а не русская экономика. В последние годы стало окончательно ясно, что в прежней парадигме отрасль существовать больше не может. Государству важны были следующие условия:

  1. Стабильные и низкие цены на продукцию на внутреннем рынке (особенно в условиях сырьевого ралли на мировом рынке)
  2. Соблюдение хотя бы паритета между объемом инвестиций и объемом дивидендов, а не превышение последних над первыми в несколько раз

Условия абсолютно оправданные и государство не может вести себя по-другому. Это вполне естественные требования. Если бы они соблюдались, то не было бы даже особого смысла в национализации металлургической отрасли и в активном вмешательстве в сектор со стороны государства. Если металлурги способны самостоятельно наладить технологические процессы, то лучше пусть деньги идут напрямую в инвестиции, а не прогоняются через бюджет.

И государство хотело по-хорошему договориться с металлургами. Но оказалось, что последние ментально застряли в "нулевых" годах. Они искренне не понимали, почему должны снижать цены на внутреннем рынке и направлять больше денег на инвестиции, продолжая рассказывать про эффективность своего производства и про необходимость соблюдения правил рыночной экономики.

Причем выражалось это в абсолютно агрессивной форме. Особо отличились бенефициар НЛМК Владимир Лисин и бенефициар "Северстали" Алексей Мордашов. Первый травил анекдоты про первого вице-премьера Андрея Белоусова, а компания второго решила обратиться в Генпрокуратуру с жалобой на действия Федеральной антимонопольной службы.

Как бы то ни было, подобные действия офшорных олигархов вызвали ответную реакцию государства, которое осознало, что ни о чем договориться с металлургами не получится. Нужны действия совершенно иного характера. Так цены на металлургическую продукцию на внутреннем рынке были ограничены (себестоимость + 12%). Причем за тем, чтобы металлурги ничего не приписали в смете себестоимости, пристально следит ФАС.

Выплата дивидендов в пользу офшоров также была перекрыта общими для всей экономики законодательными актами.

Однако данные действия являются ситуативными. Теперь необходимо выстраивать долгосрочный план развития металлургической отрасли, который будет включать полное соблюдение государственных интересов. И подобный план государство напишет для металлургов самостоятельно.

Владимир Путин поручил правительству обновить Стратегию развития металлургической промышленности до 2030 года. Однако это будет не просто очередной проходной документ, а полноценный Госплан.

Первое, на чем хотелось бы заострить внимание, так это то, что никакие коммерческие критерии в Стратегии предусмотрены не будут. В отличие от документов прошлых лет, когда чуть ли не на первый план выдвигались именно денежные показатели.

Вместо этого в Стратегии будут определены ежегодные целевые показатели, характеризующие объемы потребления металлургической продукции на внутреннем рынке. То есть, главной задачей металлургического комплекса становится обеспечение внутреннего рынка именно физическим объемом продукции, а не получением прибыли.

Более того, Стратегия будет предусматривать обязательное снижение цен на металлургическую продукцию одновременно с ростом потребления за счет металлоемких проектов. То есть, в ближайшие годы нас ждёт реализация крупных инфраструктурных проектов, а также развитие производственных машиностроительных мощностей.

Отдельным моментом следует выделить нацеленность на глубокую переработку металлургической продукции и развитие предприятий по производству конечной металлургической продукции. Здесь мы теряем и продолжаем терять большую добавленную стоимость. Обыденной является схема, при которой Россия экспортирует продукцию первичной переработки (те же стальные листы), а взамен закупает, к примеру, части корпуса для судостроительной отрасли. Попросту потому, что подобных производств в России пока что нет. Даже для судоверфи "Звезда" части корпуса приходят из Южной Кореи. Правда, уже в ближайшее время на Дальнем Востоке появится соответствующее предприятие, но это только один из примеров.

Помимо этого, Стратегия нацелена на создание промышленных цепочек замкнутого цикла. Результатом будет не только производство достаточного объема продукции, пусть и по низким ценам, но и обеспечение металлургических предприятий отечественным сырьем, а также, собственным оборудованием и комплектующими. То есть, речь идет о развитии машиностроения и станкостроения в частности.

На наш взгляд, наиболее эффективно это делать, создавая машиностроительные предприятия при металлургических компаниях. Ресурсы на это у металлургов имеются. Как будет сделано на практике - увидим.

И последнее. В Стратегии не забывается об экспортной составляющей. Наоборот, она предусматривает переориентацию экспорта на иные рынки. Если до настоящего момента наша металлургическая продукция направлялась, преимущественно, в Евросоюз, то теперь необходимо разрабатывать иные направления. В целом, это уже происходит.

Так за 4 месяца 2022 года поставки стального полуфабриката в Китай выросли в 5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, составив в физическом выражении 400 тысяч тонн. При этом, за весь 2021 год в Китай было направлено только 83,98 тыс. тонн стального полуфабриката. Но здесь же нужно отметить, что кратный рост поставок пришелся именно на апрель, поскольку в январе-феврале поставки шли по старым маршрутам, а в марте компании перестраивали экспортные цепочки. То есть, если отталкиваться от апрельских цифр, то предварительно можно сделать вывод, что Китай способен полностью заменить европейские объемы. Правда, что касается цены, то экспорт продукции шел со значительным дисконтом: 650-700$ против 825-840$, по которым продавали основные поставщики сляба в Юго-восточную Азию - Индонезия и Малазия. Тем не менее, учитывая сырьевое ралли, можно с уверенностью сказать, что даже цена с дисконтом наши предприятия полностью устраивает. Например, в 2019 году сляб шёл на экспорт по цене в 350-400$ за тонну.

Таким образом мы видим, что Стратегия включает полный комплекс вопросов, связанных не только непосредственно с производством металла, но и со многими сопутствующими секторами, начиная от развития машиностроения, заканчивая логистикой. В тех отраслях, где мы можем построить экономику замкнутого цикла, мы должны это делать. Для этого у нас есть все: и соответствующие компетенции, и необходимый объем финансовых ресурсов, и достаточно емкий внутренний рынок (не говоря уж об экспорте).

Открытым остается последний вопрос - офшоризация отрасли. Да, сейчас, пока имеется запрет на вывод средств за рубеж, данный факт не играет никакой роли: деньги все равно остаются в стране. Однако необходим системный подход. И данный вопрос государство, безусловно, должно закрыть.

Есть и "ложка дёгтя". Минфин разрешил Северстали и НЛМК сохранить обращение депозитарных расписок на иностранных биржах. Подобный шаг в корне противоречит интересам государства.

Впрочем, рано или поздно государство все равно к этому придет. Изменятся и конечные юридические бенефициары металлургических предприятий, и депозитарные расписки с иностранных бирж будут изъяты. Это вполне естественный процесс. Такой же, как и тот, что происходит с кардинальным изменением государственного подхода к отрасли. Теперь сектор ждёт самый настоящий Госплан. А тем, кто недоволен, придётся либо смириться, либо избавить отрасль от своего присутствия.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх