Политика как она есть

37 555 подписчиков

Свежие комментарии

  • Евгений
    Интересно, а как Макрон поступит, если создастся ситуация и на территорию ЛДНР войдут российские войска? И какие он м...Франция пообещала...
  • Piotr Primys
    <i>Комментарий скрыт</i>В Чехии показали ...
  • Piotr Primys
    ПОЛНЫЙ БОЙКОТ ПРАГЕ! НИКАКИХ ИХ ТОВАРОВ НЕ ПОКУПАТЬ! СВОЛОЧИ СОВСЕМ СПЯТИЛИ-ШВЕЙКИ ЖИРНОЖОПЫЕ!В Чехии показали ...

Александр Невзоров и Зоя Космодемьянская

Самый известный наш военный публицист Влад Шурыгин написал текст для ресурса Захара Прилепина, но в результате вынужден был его сейчас опубликовать лишь у себя в соцсети. Предлагаю ознакомится с концовкой реплики:

Александр Невзоров и Зоя Космодемьянская

Зимой 41 года основное построение полосы немецкой обороны состояло из опорных пунктов, которые начали возводиться на второстепенных направлениях, где наступление уже остановилось в конце ноября, и по всему фронту с 8 декабря, после приказа Гитлера о переходе к обороне, когда фюрер и его генералы осознали масштаб и мощь русского контрнаступления, начатого 5 декабря.

В большинстве своём эти опорные пункты строились вокруг деревень и посёлков, где, не имеющие тёплых вещей, не готовые к зимней войне, гитлеровцы пересиживали морозы, занимая позиции при угрозе. При этом, немцы цинично и безжалостно выгоняли местных жителей из домов. И они, обычно, ютились в, вырытых ещё летом – осенью, землянках или более-менее крепких сараях и овинах. Знаю это не понаслышке. Немецкую оккупацию ребёнком пережила моя мама и на всю жизнь запомнила такую землянку на окраине деревни Шутово под Гжатском.

Поэтому, приказ Ставки N 0428, при всей его, ныне кажущейся, жесткости, имел железную военную логику и обоснование.

Каждая сожженная деревня это была, если не брешь в полосе немецкой обороне, то слабое её место. Потому, что одно дело готовиться немецкой роте к боям в теплых русских хатах, превращая их в «доты», надёжно маскируя огневые точки в строениях, и совсем иное сидеть в промерзших до каменного звона окопах в чистом поле в жалком осеннем обмундировании. Не зря, большинство, переживших зиму 1941 года, немцев одним из главных своих врагов называли «генерала Мороза», а медаль за зимнюю компанию - «мороженым мясом», за тёмно малиновый цвет её ленты, напоминавший им промерзшее мясо…

Вспомним дату подвига Зои Космодемьянской – 28 ноября. Фактически, преддверие контрнаступления под Москвой, когда уже вовсю шла подготовка к этому наступлению, изменившему ход войны. Всего через шесть дней по гитлеровцам будет нанесёт сокрушительный удар, и их погонят на Запад, чтобы через четыре года добить в самом их логове, в Берлине! И Зоя Космодемьянская, как и Вера Волошина, как тысячи других известных и неизвестных героев, своими подвигами, своими жизнями расчищали путь Красной Армии…

Нужно, или не нужно было жечь свои деревни? На этот вопрос тогда же, в 1941 году ответил, сполна хлебнувший горечи первых страшных месяцев войны, Константин Симонов:

…По русским обычаям, только пожарища

На русской земле раскидав позади,

На наших глазах умирали товарищи,

По-русски рубаху рванув на груди…

Это была война на выживание, и враг стоял у стен Москвы. И потому действовали самые суровые законы войны. Пытаться о них судить с позиции нынешней изнеженной либеральной хипстерни, это не только абсолютный цинизм, но и публичная демонстрация своей тупости. Ну, примерно, как упрекнуть Наполеона при Ватерлоо за то, что тот не поднял в небо свои «дроны», и не разведал обстановку вокруг своих войск, проморгав подход Блюхера.

И, обсмеянная либеральной публикой цифра, причинённого Зоей немцам урона – сожженная конюшня с двенадцатью лошадьми, для тех, кто действительно знает историю Отечественной войны - серьёзный им урон. Двенадцать лошадей это две артиллерийских упряжки для основных немецких 105 миллиметровых полковых гаубиц. Двенадцать сожженных лошадей это два орудия, потерявших на неопределённый срок подвижность. 2 из 36, имевшихся по штату, это не мало! Это спасённые наши солдатские жизни, а может быть и выигранный в будущем бой. Потому, что оперативно пополнить потери в лошадях немцам было просто нечем. Все их силы и резервы к этому моменту истощились на пути к Москве. Немецкая армия замерзала, голодала, увязала в снегах, и каждая лошадь, а тем более артиллерийская, была на особом счету. Сколько потом смогли провоевать эти орудия, где были брошены или уничтожены – неизвестно. Но свой урон боеспособности немецкой батарее Зоя Космодемьянская нанесла! И не этим ли уроном объясняются зверства и пытки, которым она подверглась, попав в плен? Слишком болезненным был этот урон…

…А, давно вышедший в тираж, прозектор-пенсионер Невзоров просто из кожи вон лезет, чтобы остаться на информационном плаву. Бывший патриот, бывший «тайный монах», бывший «народный депутат», теперь он русофоб, борец с православной церковью, либерал и мизантроп. Сегодня он готов на всё, чтобы урывать свои «пять минут славы», даже в тесной либеральной норе среди таких же как он фриков и радикалов. И его стремительные выпрыгивания из этой норы, для публичного обкусывания постамента памятника Зое Космодемьянской, не вызывают ничего кроме брезгливого презрения. Слишком уж несопоставимые величины – девочка, в восемнадцать лет отдавшая за Родину самое дорогое, что у неё было – свою жизнь, и, молодящийся фрик-пенсионер, помешанный на лошадях и вскрытиях трупов.

Есть белоснежный кусочек вечности над головой, а есть подонок вульгарис. И они никогда не пересекаются. Они из разных измерений…

PS

Текст был написан для Свободная Пресса, но с ней не сложилось. Увы!

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх